UR4LWC/UT7L Contest Team

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Error
  • Error loading feed data.
Home DXpeditions DX Экспедиция UY5LW (C91LW) в Мозамбик

Экспедиция UY5LW (C91LW) в Мозамбик

КАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ

Идея поездки в Мозамбик родилась стихийно, во время телефонного разговора с Андреем, тогда еще OK8ANM, а ныне UR4LRQ. Я согласился незамедлительно, так как после того, как в 2005 году по объективным причинам не смог принять участие в экспедиции на Chiloane isl. (AF-98), на душе было ощущение чего-то недоработанного до конца. Оставалось определить время поездки, и желательно так, чтобы еще захватить какой-нибудь крупный контест.

На дворе был конец мая, и в Харькове в отпуске в этот момент находился «наш человек в Африке» - Сергей Елисеев, не радиолюбитель, но обладатель позывного C91EL, а также мой кум по совместительству. На вопрос о самом оптимальном времени визита, так, чтобы двое сумасшедших гостей сильно не досаждали уважаемому преподавателю университета им. Едуардо Мондлане и не мешали работе, Серега ответил – ноябрь. Ну, если ноябрь, то тогда CQ WW CW'08 – лучшего варианта и не придумаешь!Теперь оставалось собрать комплект аппаратуры и антенн, заказать билеты и решить вопрос с лицензиями. Андрей приобрел на фестивале во Фридрихсхафене мачту 18м имени DF4SA, и договорился с Коном насчет дальнейшей покупки спайдербима на ВЧ-бэнды по спонсорской цене, я потихоньку занялся изготовлением бестрансформаторного усилителя на 2-х ГИ-7Б (tnx DL2KQ за подробное описание).

В августе подошло время для заказа билетов, и я сделал неприятное открытие – цены на билеты сильно выросли из-за подорожания горючего, и по сравнению с 2005 годом разница составила раза полтора, а то и два. Девушка в агенстве уже начала узнавать меня по телефону по голосу, и после огромного количества звонков и нескольких визитов все же удалось выбрать более-менее бюджетный вариант перелета по маршруту Киев-Амстердам-Найроби-Мапуто авиакомпаниями KLM и Kenya Airways.

В конце августа поездка оказывается под угрозой срыва – получаю e-mail от Андрея, где он пишет о невозможности его участия по вполне объективным причинам… После нескольких дней размышлений и прикидок принимаю решение ехать самостоятельно, но с более скромной задачей – отработать тест в однодиапазонном зачете на 40 или 80, и попытаться до теста максимально закрыть НЧ диапазоны, чтобы дать возможность взять C9 тем, кто в этом еще нуждается.

Первые числа ноября – билеты на руках, усилитель готов и проверен в связке с моим FT100D в WW SSB, мачта 18м приехала в Харьков вместе с UR4LRQ и стоит у меня дома, по дому валяются бухты проводов, кабелей, веревок, также готовы согласующие устройства для различных типов антенн и все это ждет упаковки в багаж. Для подстраховки еще беру 3 штуки 7-ми метровых удочки и трапы на 21, 18, 14 и 10 МГц (tnx UR4LRG). Ярослав UW7LL (ex UT7GX) часа за три рисует сайт, Сергей US4LGW тут же размещает его на нашем клубном домене dxer.com.ua. Списываюсь по e-mail с Валерием 5Z4/RW1AU, чтобы узнать, что из себя представляет аэропорт Найроби, где мне предстоит провести около 12 часов, получаю исчерпывающий ответ и еще много полезной информации, включая особенности африканского эфира. Более того, договариваемся с Валерием о встрече в аэропорту, если конечно ему позволит работа. И наконец, получаю и распечатываю копию долгожданной лицензии C91LW.

9 ноября, двое суток до отлета – я стою посреди комнаты, и смотрю на забитый до отказа чемодан на колесиках, чемодан на напольных весах, на весах цифра 35 кг. Это несколько не укладывается в категорию багажа “PC”, указанную в моем билете. Сие означает, что я могу иметь два места багажа весом до 23 кг каждое, но никак не 35. Вторым местом багажа у меня идет сооружение по кличке «стингер», представляющее собой стандартно упакованную спайдербимовскую мачту, по бокам примотаны скотчем 3 удочки, 80м коаксиала, сложенного в «колбасу», а также примотан тем же скотчем продолговатый мягкий футляр от фотоштатива, набитый разнообразным инструментом – отвертки, плоскогубцы, паяльники и т.д. Вес «стингера» - 17 кг. Поскольку примотать еще что-нибудь к «стингеру» уже не представляется возможным, решаю везти усилитель в ручной клади.

Итак, после N-ной переупаковки багажа имею чемодан весом 27 кг и внушительную ручную кладь, состоящую из до отказа набитой сумки для ноутбука собственно с ним же, трансивером FT100D, прибором АА-200 (tnx UR4LTX) и мотлохом всяких кабелей для CAT, CW манипуляции и т.д. Вторым номером идет небольшая спортивная сумка с усилителем (лампы вынуты, и едут тоже в ноутбучной сумке, второй комплект – в багаже), благо удалось этот агрегат уместить в габариты 360х160х180. Ну и, разумеется, «стингер», как же без него, но это, разумеется, багаж. Последний штрих – наклеиваю на 2 места багажа бумажные листы с угрожающей надписью «KBP-AMS-NBO-MPM» - Алексей UT5UY утверждал, что это магическим образом может помочь багажу долететь до места назначения. На сайте KLM прочитал, чем мне грозит перевес одного места багажа – 50 евро, ну терпимо, а вот за «стингер», поскольку он длиннее 158см обещают содрать 150 евро… Набираюсь оптимизма, и надеюсь на лучшее – ну не все же делать по правилам?! Народ с лыжами ведь летает как-то…

Аэропорт Борисполь, 3:30 утра, 11 ноября. Я выгрузился из автобуса и кое-как дотащил все описанное в предыдущем абзаце до терминала «В». Еще час жду, пока появятся Алексей UT5UY и Саша UX0LL, любезно согласившиеся меня проводить - от вещей не отойдешь, а хочется курить и не только. Появляются мои киевские друзья, и время начинает течь быстро и непринужденно за шутками, прибаутками, и подколами меня как начинающего DX-педиционера. Начинается регистрация, и мы подходим сдавать багаж. К счастью, мои опасения не оправдались - чемодан медленно уезжает на ленте, а за «стингером» приходит грузчик, и уносит его куда-то в чрево аэропорта, никаких дополнительных финансов не потребовалось.  Барышня на регистрации распечатывает посадочные талоны на все три сегмента полета, и мы, обнявшись на прощание, расходимся – я на досмотр ручной клади, а ребята назад в Киев. Стоя в очереди на досмотр, уже нащупываю с сумке три документа – украинское разрешение, CEPT, и копию лицензии C91LW, сейчас начнется! Однако ни трансивер, ни даже усилитель после проезда через рентген особого интереса ни у кого не вызывает, я штампую паспорт и иду в дьютик. Покупаю маленькую бутылку «Бэйлиса», ну, чтобы лететь было не скучно, и иду в самый угол фри-зоны Борисполя, дабы накуриться перед полетом.



НЕ ХОДИТЕ ДЕТИ В АФРИКУ ЛЕТАТЬ!

Амстердам, 9:00 местного, я лечу как угорелый по самодвижущимся дорожкам, поскольку отлет в Найроби в 10:20, и регистрация уже идет, а мне надо пересечь весь аэропорт из конца в конец. По пути замечаю, что на телефоне заработал роуминг, и пишу ответную смс US4LGW, который заботливо спрашивает, нормально ли я добрался в Shipshol. Наконец я возле нужного гейта, кругом в основном африканцы и немного англичан. Показав посадочный талон, иду на контроль ручной клади, где в скором времени образуется консилиум из работников таможни, объект консилиума – разумеется мой усилитель. Достаются, конечно, все документы, я объясняю, что это любительская аппаратура, более того homebrew, но в итоге вопрос решает специально вызванный бигбосс 2 метра в талии с почти горизонтально лежащим галстуком – он показывает сквозь отверстия перфорации блока питания на кондеры умножителя, и спрашивает, что это? Я честно отвечаю, что это конденсаторы в блоке питания, этим он удовлетворяется и произносит магическую фразу – «it's allowed!». Я запихиваю усилок обратно в сумку, из которой все же изъяли мой крем для бритья, и прохожу через длинную посадочную «кишку» в Боинг-777, который в течении 8 часов будет преодолевать 6800км до Найроби.

Найроби, 20:30 местного, разминаю затекшие ноги, вытаскиваю из под сиденья сумку с усилителем, которая не поместилась в контейнер над сиденьями, включаю телефон и выхожу из самолета в зал прилета-отлета. Первая плохая новость – роуминга нет. Захожу в какой-то пустой магазинчик и прошу у девушки за кассой позвонить локально – без проблем дает мобилу и я звоню Валере RW1AU. Он спрашивает как долетел, как вообще, и многократно извиняется, что подъехать не сможет – на работе форс-мажор, вырваться нереально. Ну, работа – дело святое, тут уж ничего не попишешь. Узнаю вторую и очень-очень плохую новость – кажется, на всей территории аэропорта Найроби курить низзя! Для верности, возвращая телефон, задаю девушке вопрос насчет мест для курения – ответ отрицательный. Не веря в подобный беспредел, я иду в центральную часть фри-зоны к прилавку «информация», где мне рассказывают о президентском указе от какого-то там января 2008 о запрете курения на территории аэропорта и штрафе 750 долларов за это деяние. О, ужас! Мне здесь торчать до утра, самолет в 7:40! Вполне серьезно рассматриваю вариант о том, чтобы взять транзитную визу (50 баксов) и выйти в Кению в ночь, даже заполнил иммиграционную карту, но потом подумал о своем содержимом ручной клади, и о том, что с этим надо выйти, а потом зайти, а если задержат… а если самолет улетит без меня? В общем, решил терпеть. Зал ожидания компании KLM совместный с Kenya Airways – KLM, видимо, представлял один я, а вот все остальные обитатели зала – родную авиакомпанию. Причем там не было ни одного мягкого кресла, а везде, где можно было лежать – народ уже лежал, сливаясь с черным цветом пластмассы жестких кресел. Там еще был бар - несколько столиков, пару из которых оказались свободными.

Я занял столик, взял местного пива «Trusker» (кстати, неплохое) и начал убивать резиново тянувшееся время. Курить хотелось все больше, и заметив охранника, заигрывавшего с барменшей, я подозвал его и заговорщицким тоном спросил, ну так ли уж совсем у них там нельзя курить. Объяснил ему, сколько я уже лечу, сколько сижу и сколько еще мне тут сидеть. Понимающе посмотрев, парень сказал, что будет через пару минут и ушел. Вернувшись, он взял мои сумки и мы пошли какими-то подсобными помещениями и хитрыми переходами с трубами над головой непонятно куда. Вышли мы через кухню в слабоосвещенное помещение закрытого уже ресторана (время уже около полдвенадцатого), разделенного ширмой на две части, в одной из который стояли мягкие уголки и над каждым столиком была вытяжка. Показав на место за столиком, охранник сказал, что у меня есть час до пересменки, а вот потом придет менеджер и… ну короче, через час он за мной зайдет. Спросил, принести ли мне пива – говорю, давай две и пепельницу. Он все принес и исчез. Час я покайфовал, и вообще жизнь как-то наладилась.

Ровно через час паренек пришел, и проводил меня назад в зал ожидания. Там в лучшую сторону ничего не поменялось, только прибавилось народу и бар закрылся, остался единственный свободный столик. Недолго думая, я составил все 4 стула в ряд к стенке, положил сумку с трансивером под голову, сумку с усилком на пол и ручки от нее в кулак, и попытался подремать. Удавалось мне это с переменным успехом, поскольку в зал периодически заходили громогласные компании с прилетающих рейсов, но несмотря на все, все же удалось суммарно поспать часа 3.

Около 5 утра я решил, что пора выбираться и вышел в зал прилета-отлета проверить свой рейс на табло. Рейс был, отлет с 8-го гейта. Я занял позицию в зоне видимости монитора 8-го гейта и стал ждать, там даже нашлось мягкое кресло, поскольку в это время народу было очень мало, а все магазины и кафешки закрыты. Около 6:40 я начал нервничать – мой рейс на Мапуто не объявляют, на 8-м гейте идет посадка на Киншасу, пошел выяснять – оказывается, вылет задерживается до 9 утра. В 8 утра опять ничего не происходит – опять поймал какого-то мужика с бэйджем на 10 строчек, он ушел выяснять и вернулся с новостью о том, что вылет в 11. При этом, если раньше на центральном табло напротив моего рейса было написано “delayed”, то тут он вообще с табло исчез и на ближайшие 5 часов о нем никакого упоминания! В 10 утра я опять поймал, похоже даже того же служащего аэропорта (дело в том, что на стойке информации просто ничего не говорили), и осведомился о перспективах улететь в 11. Он сказал что все ок, и посадка идет! Где?! На 8-м гейте… Да я только оттуда, он вообще пустой и все выключено! Да? Ок, пошли. Результат понятен – мужик пошел выяснять где же все происходит, если происходит, а я уже в стадии полупаники остался с сумками возле 8-го гейта. И наконец, о чудо, он возвращается и говорит, что посадка идет на 10-м гейте. Там действительно стоит какой-то народ, на мониторе над гейтом просто горит время на черном фоне, но тем не менее оказалось, что действительно оно!  Никаких объявлений, ничего… Африка, однако.

Потом предстояло еще одно – все, как в Амстердаме, только чернокожий таможенник не знает, что такое hamradio, и мои лицензии для него – филькина грамота. Усилитель вытащен из сумки и на него смотрит весь персонал гейта, пытаясь угадать, какой тип взрывчатки находится внутри. Помогает одна фраза – на вопрос, что там внутри, я прошу отвертку и обязуюсь раскрутить усилок и таки показать что внутри, разумеется добавив, что сделал я его сам. Кениец испуганно смотрит и сам пытается запихнуть усилитель назад в сумку со словами, мол, не надо… Ни к трансиверу, ни к двум ГИ-7Б (разумеется, без радиаторов!) интереса никто так и не проявил. Наконец я плюхаюсь на свое место в 767-м Боинге Kenya Airways и начинаются последние 4 часа этого уже кажущегося бесконечным путешествия.

12 ноября, Мапуто, около 3 часов дня – мы прилетели! Я понял, в чем была фишка – наш рейс объединили с рейсом на Хараре, видимо мало народу в Мапуто летело, чтобы гнать целый самолет, Kenya Airways сэкономили, я чуть не сошел с ума, и наверное, куча народу, кто не нашел свой рейс, осталась в Найроби. По крайней мере со мной из самолета выходили человек 7, не больше, остальные летели дальше в Z2. Получение визы заняло минут 40, Серега Елисеев был на месте и тоже уже был на взводе – 4 часа никакой информации о рейсе, насколько задерживается и почему. Таможню проходим с его безукоризненным португальским, оригинал лицензии он привез в аэропорт, в общем все прошло гладко, багаж дошел полностью, а сумку с усилителем мы ухитрились вообще не показать во избежание лишних вопросов. Сразу после таможни весь багаж подхватывают носильщики, грузят в Серегин «Исузу», я с непривычки пытаюсь сесть на водительское место (руль справа!). Серега достает из бардачка флягу с вискарем, закуриваем, и я ощущаю себя практически дома! Вот он, Мозамбик!

 


ЭТО ВАМ НЕ ЭТО…(с)

Итак, все дорожные приключения, слава богу, закончились. Город Мапуто встретил меня хмурой пасмурной погодой, мелким дождем и совсем неафриканской прохладой - около 22 градусов, не больше. От аэропорта доехали быстро, успел заметить, что качество дорожного покрытия значительно лучше, чем в Харькове, центр города остался чуть в стороне - ехали через районы с 1-2 этажной застройкой, по сторонам маленькие магазинчики, забегаловки (по португальски - баракаши). Заезжаем к Сереге во двор, выгружаем вещи, которые тут же подхватывают гварды (охранники во дворе) и заносят к куму в квартиру на 2-м этаже. Уф! Ну вот мы и дома! В течении получаса привожу себя в порядок после перелета, и иду обозревать ближайшие окрестности на предмет антенной тематики. Территория принадлежит университету, в нашем и окрестных домах живут в основном преподаватели и сотрудники. Дома двухэтажные, двухподъездные, по 4 квартиры на подъезд, построены чехами (?!) еще в 70-х годах. Квартиры на первом этаже имеют еще, как правило, кентал - что-то типа дворика с беседкой и мангалом, все это огорожено забором. Крыши двускатные, черепичные, на крышу выхода нет, черепица никак не закреплена - просто лежит на деревянном каркасе. Зацепишь одну - уйдет полкрыши... В общем осмотр особого оптимизма в меня не вселил, но это все потом - сегодня отдыхать, а с проблемами будем разбираться по мере поступления.

Вечер проводим с Серегой в колоритном маленьком кабачке в 100м от дома под громким названием "Professoro Club" - говорят, что был открыт по распоряжению самого Эдуардо Мондлане, основателя университета, для культурного отдыха преподавательского состава. Серега меня знакомит со своими коллегами мозамбиканцами - все улыбаются, хлопают меня по плечу и спрашивают как долетел. Нормальные ребята, все отлично говорят по-русски, поскольку в разное время и в разных местах учились в СССР. Для улучшения сна принимается достаточная доза местного виски "Катти Сарк" со льдом и тоником, и мы идем спать - завтра тяжелый день.

13 ноября просыпаюсь около 9 утра - усталость после перелета сказалась, проспал часов 10. Сегодня я повзрослел еще на год - уже 37... Серега уже на ногах и собирается ехать ненадолго в университет, чтобы зарегистрироваться на какую-то конференцию. У меня в планах установка трапового вертикала типа DL2KQ, осталось определиться с местом. Но в любом случае нужно отмерить провода, противовесы, потом настроить на земле, чтобы потом перенести куда-нибудь повыше, если получится. Кум уезжает на пару часов, а я отчаянно мешаю домработнице Марте заниматься должностными обязанностями, развешивая провода и бегая с рулеткой по коридору. Серега возвращается, и мы с удочками, инструментом, трапами и прибором АА-200 выходим во двор. Начинается процесс настройки антенны начиная с 21МГц, и далее вниз. 2 часа на солнцепеке дают в общем удовлетворительный результат, КСВ в пределах диапазонов не превышает 2, теперь на месте установки настройкой противовесов нужно будет подогнать все окончательно. Гвард приносит лестницу, и мы вылазим на чердак. Я нахожу отверстие в черепице примерно 10х10см, и прикидываю, что можно закрепить удочку за балки, расстояние между креплениями будет около 50см, а дальше она пройдет сквозь отверстие и будет стоять без растяжек. Выстоит - не выстоит, неизвестно, но другого выхода нет. Ставить её чуть выше уровня земли во дворе, зацепив за ограждение площадки, на которой стоит старая и уже нерабочая спутниковая парабола как-то не хочется, будет стоять как в колодце - вокруг дома и рядом еще 3-х метровый бетонный забор. Хотя там ставили свои антенны и мои предшественники команда C91CW, и UA4WHX, которого тоже принимала семья Елисеевых. Там можно поставить 18-метровое немецкое изделие, это да, но потом - сегодня надо хоть с чем-то появиться в эфире, да и ДР как-то отпраздновать.

При помощи кума довольно быстро раскладываем и фиксируем удочку, приматывая её к балкам изолентой, пластиковыми стяжками и проволокой. Дальше я отпускаю Серегу вниз в квартиру к холодному пиву, а сам занимаюсь развешиванием противовесов и их настройкой - для этих целей АА-200 незаменим, так как показывает знак реактанса, и легко можно найти переход через ноль, MFJ-269 такими возможностями не обладает.

В отличие от предыдущего дня на улице очень жарко, а под раскаленной черепицей на чердаке не меньше +45С. Наконец все пять диапазонов (21,18,14,10,7) настроены и я сбрасываю Сереге кабель. Контрольный замер уже в шеке - все ок.

Кум уходит к отцу (он живет в доме напротив) в кентал и разводит костер в мангале - у нас вечером по программе шашлык и Немирофф с перцем, литр которого я провез в таре из под фанты, опасаясь нездорового интереса со стороны мозамбиканской таможни. Я занимаюсь установкой ламп в усилитель и оборудованием рабочего места. Хочу проверить аппаратуру сразу, но хозяева настойчиво зовут на праздничный ужин - ничего не поделаешь, Александра Ивановича Елисеева надо уважить:) Он работает в Мозамбике еще с 80-х годов, уже привык к Африке и наступление пенсии переживает болезненно. Придется возвращаться на Украину, а там непривычно...

Наша перцовка идет под шашлык замечательно, ужин удался, но надо появиться в эфире - UR4LRQ и UW7LL дежурят на коллективке и уже переживают, судя по приходящим смс.

Еще раз проверяю всю коммутацию, включаю усилитель на прогрев. Слушаю диапазоны - 20-ка и выше глухо, как в танке, но это понятно, т.к. уже почти 10 вечера, время с украинским, кстати, совпадает (но только зимой - летом мы переводим часы, а в Мозамбике нет). 10МГц живет, слышу Европу, но по диапазону стоит ощутимый треск, скорее всего, локального происхождения. Немного помогает noise blanker, но кардинально проблему не решает. Списываюсь по аське с Андреем, он уже нашел чистую частоту - назначаем скед на 10117.

В 1956Z провожу первое QSO с UR4LWC - меня слышно неплохо, реально около 579. Родная коллективка тоже проходит прилично, несмотря на отсутствие антенн на WARC - используется, похоже, южный диполь на 80. Чуть позже становлюсь на 10103 и начинаю работать up1 - зовет Европа, подходят американцы и одновременно неожиданно UA0ZC. Но принимать тяжеловато - треск мешает, и после связи с UT7QF ухожу на 40. На 40-ке пытаюсь найти частоту сам, но видно становлюсь под каким-то европейцем, так так зовут вяло и немного в стороне.

Андрей пишет, что относительно чисто на 7003, я иду туда, и начинается первый достаточно интенсивный пайл-ап. Зовет Европа, UA9/0, и американцы все от W1 до W6. Земляки радуют хорошими уровнями сигналов - UT7IL, UX1UA, UT3MD (о, привет дядя Вова!). Зовет неприлично большое количество бразильцев, десятка два, не меньше. Ближе к утру зов сместился в сторону штатов, зовут почти одни американцы, на самом санрайзе (около 0310Z) очень громко прошел KH6LC. На улице уже светло, зов почти прекратился, делаю попытку уйти на 10МГц. Там на моё одинокое CQ подходит только WC0W, пишет в кластере "lonely", но никто больше не зовет. Переключаюсь на 20, в ожидании кучи станций и... тишина. Треска нет, равномерный нормальный шум эфира, но ни-ко-го. В ssb в надежде услышать парней из 9-го и 0-го районов кручу валкодер в интервале 14120-14160 - тоже тишина гробовая. Около 7 утра принимаю единственную станцию на диапазоне - A61Q, который дает мне 57. Все, надо идти спать.

Кум просыпается как раз в момент моего ухода ко сну, и я засыпаю под музыку, которую он тихо слушать не умеет. 4 часа сна, и вот я опять на ногах - надо ехать в город на базар за продуктами и попутно осмотреть, что из себя представляет столица. Пока Серега собирается - пробегаюсь по ВЧ диапазонам и понимаю, что днем в эфире делать нечего. Равномерный белый шум и ни одной станции! С легким сердцем сажусь в машину и мы едем в центр.

Из правил уличного движения в Мозамбике придерживаются только двух: надо ехать по левой стороне дороги и быть пристегнутым. Пристегнулся я, правда, по собственной инициативе - Серега едет со скоростью около 100км/ч, небрежно положа одну руку на руль, а второй он держит бутылку "Баллантайза", к которой периодически прикладывается. Они с папой вчера посидели чуть дольше, и похоже кроме моего Немирова там было выпито еще что-то. Мимо проносится красивая набережная бухты Делагоа, с высокими кокосовыми пальмами и несметным количеством увеселительных заведений. Мы въезжаем в центральную часть города, где превалируют многоэтажные офисные здания и яркие рекламы крупных мировых производителей. Обычный европейский город, если бы не негритянские барышни с корзинами на головах на тротуарах и тропическая растительность.

Парковка возле базара, да и вообще где угодно в центре - процесс отдельный, тебя зазывают парковщики, причем такое впечатление, что каждый из них имеет свое определенное место, т.е. свои 2 метра в ширину вдоль дороги. Если поставишь машину на соседние 2 метра - 20 метикал уйдет конкуренту. Кстати курс метикала - 25 за доллар, и не менялся он последние три года точно. Паркуемся, и идем за покупками. Нужно купить мяса, фруктов и пополнить запасы вискаря. Мясо в Мапуто лучше покупать из Свазиленда, у Сереги есть постоянный поставщик, у которого он покупает всегда. Цены дешевле, чем на Украине раза в 2. Затариваемся свининой и говядиной, тут же ниоткуда появляется паренек лет 12-ти, которой потом еще минут 40 носит за нами наши пакеты. Так вот почему мы с собой сумки не взяли... Купив все необходимое, садимся в машину, наш сопровождающий получает свои 20 метикал, и, довольный, уходит. Теперь едем на рыбный рынок - это довольно далеко, на продолжении набережной, но почти за городом. В машине, как и дома, Серега тихо музыку не включает - мы опять несемся по набережной, которая переходит в грунтовку, подпрыгивая на ухабах под произведение профессора Лебединского "Я убью тебя, лодочник...", вискарь продолжает занимать законное место в левой руке кума. В общем, картина маслом. На рыбном рынке купили какие-то ракушки, напоминающие мидии, и морских улиток. Серега не знает, как их употреблять, но Марта должна быть в курсе дела - кум твердо решил меня накормить морскими деликатесами.

На обратном пути останавливаемся, чтобы купить кокосов и сфотографироваться. Технология выпивания кокоса мне была известна из литературы - кокос обтесывается сверху острым ножом, и внутрь вставляется трубочка для коктейлей, хотя нам этого делать не пришлось - сервис входит в стоимость. Кокосовое молоко мне понравилось, кроме того, оно очень калорийно, и после одного кокоса есть не хотелось полдня. Чуть дальше нас тормозит полиция - проверка документов. Серега ставит бутылку между ног, достает права и отдает полисмену. Тот улыбается - все в порядке, можете ехать! Обригаду! (Спасибо!). Вот так...

По возвращении домой Марта получает задание приготовить купленных моллюсков, хотя, судя по её реакции, она тоже смутно представляет, что с ними делать. Я включаю трансивер, на часах 2 часа дня. На 21 пусто, на 18 есть пару станций. Нахожу какого-то немца, зову - отвечает, дает 579. Становлюсь на CQ, но в течение нескольких минут кроме RV9CPB не зовет никто. Серега приносит вареные ракушки и улиток, и мы начинаем ставить кулинарные опыты над собой. Все бы ничего, если бы не песок - хрустит на зубах ощутимо, и портит все впечатление. Набираюсь терпения, вытаскиваю пару десятков улиток из панциря, скрадываю в дуршлак и промываю водой - теперь это более съедобно. В общем, под пиво вполне употребимо. Кстати о пиве - местная "Лаурентина" мне очень понравилась, продается в бутылках 0.65л, но в основном только в обмен на аналогичную стеклотару, как у нас в 90-е годы.

Возвращаюсь на рабочее место, слушаю 20-ку. Дело идет к 4 часам, диапазон начинает оживать. Списываюсь в аське с Ярославом UW7LL, он находит чистую частоту 14015. Проводим QSO, я остаюсь и начинаю давать сплит. Зовет только Европа, между делом вклинивается VK6HZ. Ярик пишет что уровень у меня ого-го, и чуть позже присылает mp3 с моим записанным сигналом. Через полтора часа, около 5:30 вечера перехожу на пятнашку. Диапазон живет, идет Европа и американцы с хорошими сигналами. Нахожу частоту и в течении получаса делаю полсотни связей, потом зов как-то резко прекращается. Наступает сансет. Прыгаю на 18 - там американцев тоже слышно неплохо. Еще полчаса американо-европейского зова, и диапазон тухнет на глазах. W1-W6 шли одновременно, как и ночью на 40. На улице почти темно, в 1655Z провожу связь с UR4LWC на 40, пайлап начинается почти сразу. Зовут японцы, иногда азиатская Россия и Европа. Перекрывая стену японцев зовет UR0MC, здороваюсь, и продолжаю обрабатывать JA.

Прием не очень - стоит шум около 4-5 баллов по S-метру, но через час падает почти до нуля. Тут к нам приходят гости - друзья Сереги, и мне приходится на время оторваться от трансивера. Один из них, Дима, колоритная личность - на визитке написано "Украинська громада Мозамбику"(?!). Второй - молодой парень Валентин, сын преподавателя из университета, работает где-то в сфере финансов. Мы начинаем обсуждать, куда мне можно поехать за пределы Мапуто, чтобы и было на что посмотреть, и чтобы развернуться можно было в плане антенн, особенно на 80 и 160. Вопрос стационарного электропитания тоже принципиален. После перебора большого количества вариантов я вспоминаю об острове Инйака (Inhaca isl.), о котором был предварительный разговор с кумом, но он начисто отмел эту идею, поскольку он там один раз был и по его впечатлению отели там супердорогие, да и добираться только на самолете, а это тоже недешево.

Тут Дима достает телефон, и говорит, что может созвониться с управляющим одного из отелей прямо сейчас, он его хорошо знает, и более того, он учился у нас и нормально владеет русским. После переговоров Дима сообщает, что для нас делают скидку 30%, и что добраться на остров можно и катером, что существенно дешевле, да и самолет стоит 60 долларов в оба конца.

Мы с Серегой посовещавшись, решили что сумма подъемная, но если ехать только на время контеста на 4 дня - заехать в четверг, и уехать в понедельник. Но тогда остальное время придется сидеть в Мапуто, и довольствоваться в плане радио теми возможностями, которые есть. Но с другой стороны - AF-66, хоть и не new one, но все равно не каждый день в эфире, у меня, скажем, не подтверждена и даже не сработана. В общем, предварительно решили, осталось только получить еще одну лицензию, поскольку хоть Инйака и относиться к округу Мапуто, но на все острова в Мозамбике отдельный префикс C98. Позывной C93DY - кстати, исключение, которое каким-то образом из-за неразберихи в INCM (что-то вроде Укрчастотнадзора) был выдан на остров исходя из принадлежности к провинции Бейра. Поскольку был вечер пятницы, вопрос с лицензией был отложен на понедельник.

Наши гости ушли, Серега лег спать, а я решил послушать 20-ку. Вчера в это время (20Z) там было пусто, а сегодня куча американцев с ломовыми силналами! В течение 40 минут меня зовут, постепенно темп спадает и диапазон умирает. На 10МГц пара связей с JA, но дальше особого хода нет - поздновато, опять 40 и стена JA. Сегодня японцы идут получше, да и работать приятно - в отличие от Европы и американцев, если выхватил "JA7...", то остальные молчат и зовет только JA7. В районе 23Z японцы прекращаются (там уже светло) и начинаются американцы и Европа. Досиживаю до 0Z, и начинаю засыпать - 4 часа сна не совсем достаточно. На улице барабанит дождь, и ветер раскачивает эвкалипты, засыпаю с мыслью - а выстоит ли антенна?

Антенна все-таки упала. Утром, когда я еще спал, в дверь позвонил гвард и сообщил об этом Сереге. Погода стояла по-прежнему ветреная с небольшим дождем, и мои планы поставить низкочастотную антенну опять отодвинулись, более того, надо было восстановить штырь. От стандартной удочки конструкцию отличало лишнее колено, увеличивавшее общую длину до 8 метров - вот на этом колене она и сломалась. С трудом втащив удочку через отверстие в черепице, оцениваю степень повреждений. Хорошо, что у меня три одинаковых комплекта, есть чем заменить. На восстановление уходит около часа, но надолго ли? Погода не радует, прохода нет, сидим с кумом и смотрим "ДМБ".

Около 4 часов дня пытаюсь поработать на 18, но за 10 минут зовет только UT4EK. На 20-ке повеселее, снова контрольное QSO с LWC и вперед! Работаю минут 20 с Европой, потом решил попробовать 10МГц, смысл сидеть на 20-ке? На 30м неожиданно пошел отвал JA, хотя думал рановато, зов хороший держится около часа. Ребята с LWC (в субботу почти весь коллектив собрался) пишут, что на 21 неплохо слышат ZS. На фифтыне связи с альмаматер еще нет, да и вообще там связей маловато - делаю QSY на 21007. Наши тут же зовут с хорошим уровнем, дальше как обычно - штаты и Европа. Пятнашка держится опять до 16Z, и закрывается - как по расписанию. Дальше еще час на 20 с умеренным зовом, час перерыв на ужин - и на 40. Около 19Z Ярик UW7LL предлагает попробовать SSB, слышу неплохо, но мешает какая-то коллекторная помеха, из-за которой выше 7015 и в телеграфе принимать невозможно. Следом зовет UR7EU, еще несколько европейцев и JA7GAP. Нет, в телефоне дела не будет - в Европе на моей частоте уже дурдом, а я слышу одного из десяти. Ухожу в телеграф и до 20Z сижу там, в основном JA, через которых "проламывают" UW2ZM и UR5MD.

Переключаюсь на 30м - зовет K7CW, а дальше опять стена японцев. Сегодня треск не такой сильный на 30-ке, в течение полутора часов наслаждаюсь японским пайл-апом. Опять перехожу на 40, и в за 5 минут зовут VK6AJ, VK6DU, VK6BN и VP8NO. Такой вот странный набор на букву "V". Кстати, вообще из австралийцев работал оттуда только c VK6, не дальше, и ни одного ZL. Подходят UA6LV, UY5ZZ/A, дальше как обычно - Европа, Штаты, японцы, YB, PY - все и сразу. Опять сижу до 0Z, диапазон притухает и сигналы не превышают S5. Следующий всплеск только перед санрайзом, но до него не досижу - иду спать. Завтра, если будет погода, надо ставить 18-метровый вертикал.

 


ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО TOP-BAND DX-ИНГА

В воскресенье, 16-го ноября погода не подвела - даже черезчур жарко, солнце палит нещадно. Спайдеровская мачта лежит в разложенном виде на земле, а я занимаюсь протяжкой вдоль неё двухпроводной линии с изоляторами через каждые пару метров, которая может быть при благополучном исходе станет шлейфовым вибратором. Впереди еще подвязка растяжек, и проводов, которое будут образовывать треугольник, дополняющий шлейф до четвертьлямбды. Кум смотрит скептически, хотя и помогает изо всех сил. Сил, правда, немного - каждые 5 минут он уходит в тень хлебнуть холодного пива. Конечно, периодически от него не отказываюсь и я.
Наконец антенна собрана и готова к подъему, мы зовем пару гвардов в качестве ассистентов. Наступает ответственный момент - мы начинаем пытаться привести конструкцию в вертикальное положение. Но в момент, когда угол подъема уже достиг около 45 градусов, основание соскальзывает, и мачта падает частично в соседний кентал, чудом не зацепив декоративную карликовую пальму, гордость соседей. Разумеется, провода и веревки при этом образовали что-то похожее на плохо сплетенный веревочный половик.

Еще через каких-то пару часов веревки распутаны, провода натянуты и все начинается сначала. На этот раз верхушка мачты цепляется за дерево, мы начинаем пытаться продраться мачтой через листву, она гнется, как лук, и, неожиданно освободившись, встает почти вертикально. Серега не успевает выбрать оттяжку, и все сооружение валится в противоположную сторону, едва не задев соседскую "Тойоту".

Попытка номер три увенчалась успехом, мачта стоит и нормально растянута, однако леска, которая была привязана к самому верху, чтобы совместно с треугольником быть эквивалентом верхнего яруса растяжек, запуталась где-то наверху и свела вместе провода шлейфа в верхней части антенны. Сил больше нет никаких, и мы решаем отложить дальшейшие манипуляции до завтра. Александр Иванович приглашает на ужин, в процессе ужина постепенно организм и душевное состояние приходят в норму. После 20Z опять разгребаю 40-ку.

Понедельник. Антенну опустили и подняли, вроде бы все получилось и ничего не запуталось. Больше 2-х противовесов сделать не получается - иначе просто будут цеплять заезжающими во двор машинами и рвать. Эти два идут на высоте от метра до 3, и настроены на 1.83МГц. В качестве земли еще прицепился к оцинковке, которая проходит через сетку-рабицу забора, к которой примотано основание антенны, а оцинковку соединил с колючей проволокой над бетонным забором, тянется метров на 100. Там то ли посольство, то ли еще какое режимное заведение. В итоге получил КСВ 1.7 на 1.83, полоса по 2 где-то от 1815 до 1840. Вечером разразилась сильная гроза, с приличным ветром, и около 8 вечера штырь на ВЧ опять повалило. Через час все стихло, но по темноте восстанавливать уже не стал. На 160 на прием шум 9 баллов, не слышу ничего, да еще и гроза рядом. Зашел в ON4KST чат, и обратился к народу с просьбой меня послушать, в общем аля Федор Лбов. Результаты обнадежили - меня слышат от UA9 до East Coast, от 449 до 579, в общем что-то надо решать с приемом. Случайно переключившись на 40, обнаруживаю очень неплохой прием на 160-метровую антенну, промер КСВ показывает, что резонанс почти рядом и на 40 можно вполне на нее работать! Еще два часа разгребаю пайлап из японцев, янков и Европы, и иду спать.

Во вторник с утра лезу на чердак, ремонтирую антенну, запчастей от удочек уже почти нет. На улице опять дождь, сквозь дырку в черепице хлещет, как из ведра - спускаюсь вниз мокрый, хоть выжимай. Антенна снова стоит, но непонятно, надолго ли. Днем начинается конкретная гроза, я откручиваю антенные разъемы и мы с кумом идем в "Professoro". Судя по всему это надолго, и я объявляю день, свободный от радио.
Среда, 19-е, погода вроде опять наладилась, с утра солнце и полный штиль. Штырь на ВЧ пока стоит, спайдеровская мачта тоже. Озадачиваю Серегу - нужно как-то пройти в соседский кентал, чтобы протянуть леску, а потом по ней втянуть провод бевериджа. Это единственная возможность повесить 200-250м строго на север, без этого не будет приема, и все наши старания пойдут прахом. Соседи там не особо дружественные, поэтому Серж соглашается с большим скрипом, но все же идет. Я попадаю в кентал, но он, оказывается, состоит из двух, и чтобы попасть на свободное пространство за забор, мне нужно попытаться бросить катушку с леской метров на 20. Бросаю, и катушка не долетает полметра до забора - дело плохо, вторые соседи с Серегой откровенно враждуют. Попасть на их территорию - дело почти безнадежное. Тут, к счастью, появляется упоминавшийся выше Валентин - он лицо нейтральное, и вполне может договориться с соседями. Пока он отвлекает хозяев, я пробираюсь во двор и перебрасываю катушку с леской через забор. Дело сделано! Дальше дело техники - бухта провода 0.7мм, час времени, два резистора по килоому, соединенные параллельно, специально привезенное согласующие устройство с переключателем 160/80, и беверидж готов. Настраиваю СУ и получаю ксв 1.1 на 1830, остается пробросить кабель. Классический трансформатор на кольце я сознательно не делал, так как имелся печальный опыт, связанный с некачественным ферритом и большими потерями в согласовании. К тому же резонансное СУ по входу обеспечивает дополнительную селекцию, что для аппарата класса FT100D совсем не помешает. К обеду все было готово, и включив днем приемник на 160, с удовольствием убеждаюсь, что шум 0 баллов. Остается надеяться, что ночью полезные сигналы будут отличны от нуля.

В ущерб ВЧ диапазонам решаю лечь спать около 6 вечера, и ставлю будильник на 23:30, чтобы потом нормально досидеть до утра. Просыпаюсь, включаю усилитель на прогрев и слушаю, что творится на 160. Нормально принимаю нескольких европейцев, похоже, что бевер работает. Становлюсь на 1823.5, даю CQ, параллельно смотрю за постингами в КСТ-чате. Первой зовет дама - OM5MF, уровень реально 599, и слышит, видимо, хорошо. Минут через 5 подходит DL8QS, а дальше пошло-поехало. Из наших первым подходит UA4HBW, затем RA6AX. Чуть позже, тоже очень громко RK6AXS, UA4HAU и UW2ZM. После часа ночи проход явно идет на убыль, провожу последнее этой ночью QSO на 160 с YL2SM, и делаю QSY на 40. Это самый мой ударный диапазон, и условия прохождения позволяют работать на нем дольше всего. Окучиваю 40-ку почти до санрайза, перед санрайзом делаю вылазку на 160 - кроме UA3TCJ с уровнем 599+10дб никого, меня не слышит, видимо, слушает USA. Даю безответные CQ, пока за окном не становится совсем светло. Тем не менее в активе более 30 связей с Европой, с учетом длины трассы совсем неплохо.

На следующий день сажусь за радио в 3 часа дня, и обнаруживаю неплохой ход на 18. Пайлап продолжается непрерывно в течение двух часов - для капризного южноафриканского прохождения это рекорд стабильности! Потом UR4LRQ утаскивает меня на 20 в SSB, и мы беседуем почти как по телефону, я сообщаю свои последние новости и ближайшие планы. Пробую продолжить в SSB, провожу три десятка связей, в том числе с UY5ZZ/A, RW3DD, UT2XQ и UR5EDU. Но зов не тот, что в телеграфе, тут бы хотя бы 3 элемента, а не вертикал... Ухожу в телеграф, там зовут неплохо и стабильно, дальше на 40, все как обычно. Случайно включаю на прием бевер, и обнаруживаю, что он шумит баллов на 5. Включаю 160 и проверяю уровень шума там - те же 5 баллов. Подключаю АА-200 - картина по КСВ совсем другая - что-то случилось. На улице почти стемнело, беру фонарь, и вместе с Серегой идем искать причину таких изменений. Она обнаруживается быстро - метров в 70 от начала провод закручен за ветку дерева и оборван. Причем закручен витков на 50 - кому то же надо было это? Я отправляюсь за проводом, и мы протягиваем две трети бевера по новой, к счастью, нагрузочный резистор на месте. Картина ксв восстанавливается в первозданном виде, и шум падает до 0. Возились мы долго, поскольку темно, бевер проходит по зарослям кустарника в стороне от дороги, а фрагмент его вообще через свалку. Под ногами густая трава, в которой периодически раздаются шорохи непонятного происхождения. Поэтому вооружившись палкой, поначалу шарили ей в траве в том месте, куда собирались ступать. Это не дома, где можно под ноги не смотреть...

Включился на 160 уже около 2230Z - громко идет RZ0AF, оказался самым восточным корреспондентом. Затем провожу связи с UA6LV, UY0ZG, UY5ZZ/A, немного зовет Европа, подходят KV4FZ и OY9JD. Наконец подходит UA9YAB - знаю, что для него new one, и он долго меня "высиживает". Зов заканчивается совсем, делаю перерыв и ухожу на 40. Возвращаюсь на 160 после 0100Z - в логе появляются UA9MA, RU3DX, и первые американцы - K5NA и NX4D. Их на бевер не принимаю вообще, на вертикал на фоне шума 7-9 баллов еле разбираю, но принимаю на пределе. Диаграмма у бевера есть, и не очень широкая, земля здесь хуже некуда, должен даже не очень длинный работать эффективно. Провожу еще несколько связей, и все, дальше тишина. На санрайзе только два маяка - UY0ZG в районе 1823 и UA3TCJ где-то выше, кажется 1827. Ложусь немного поспать - сегодня мы собираемся съездить в Свазиленд на день, попробовать увидеть слонов и прочую живность. Выезд назначен на 9, так что спать осталось часа 3, дальше попробую доспать в машине.

21 ноября, пятница. Подъём в 9 состоялся, встал я с трудом, и кое-как приведя себя в порядок, погрузился на пассажирское сиденье «Исузу». Заехав в банк и поменяв некоторое количество денег на южноафриканские ранды, которые в Свазиленде в ходу больше, чем национальная валюта, мы выехали за город на трассу – до границы около 90 км. По дороге удалось немного вздремнуть, несмотря на неприлично высокий уровень аудио из колонок – но я уже привык, что Серега музыку тихо не слушает.

Контрольный пункт на границе выглядит почти по-европейски, есть даже дьюти фри, пограничные формальности занимают минут 10, и вот мы подъезжаем к последнему шлагбауму, за которым начинается Свазиленд. Однако неожиданно к машине подходит офицер пограничник, и знаками показывает, чтобы мы разворачивались. Выходим, чтобы выяснить в чем дело – оказывается, тонированная полоса на лобовом стекле «Исузу», кстати, заводская – вещь непозволительная в королевстве Свазиленд, и нам предлагают покинуть машину, и продолжать движение пешком. Наши уговоры на португальском и английском остаются без внимания, равно как и купюра в 100 рандов – мы разворачиваемся, и едем к мозамбиканскому шлагбауму. Однако и там нас не пропускают, поскольку по их правилам мы должны ехать со стороны Свазиленда уже по соседней дороге, там, где въезд из Свазиленда в Мозамбик! Потратив битых полчаса на препирательства с погранцами обеих сторон, мы все-таки въезжаем в Свазиленд, правда без паспортов, делаем круг почета 100м и въезжаем назад уже в «правильные» ворота. Паспорта с печатями нас уже ждут, мы с горя посещаем дьюти фри, находим неожиданно дешевый «Баллантайз», и несолоно хлебавши возвращаемся в Мапуто.

Итак, Свазиленд посетить не получилось, однако появилось незапланированное время для работы в эфире. Вернулись мы в обеденное время, я после обеда вздремнул, чтобы продуктивно использовать вечер и всю ночь до рассвета. Вечером опять были гости, за радио удалось сесть, так чтобы никого не обидеть только после 8 вечера. Около часа обрабатываю 10МГц, потом почти до полуночи 40-ку. Японцев и американцев почти нет, зато Европа гремит, в том числе радуют слух знакомые украинские и российские позывные. Делаю попытку уйти на 160, но после безответных CQ провожу одну связь с RZ3EM, он проходит очень прилично, но к сожалению, больше не слышу никого.

Звенит дверной звонок, открываю – на пороге Валентин, он любитель поздних визитов. Предлагает проехаться по ночному Мапуто, заодно пополнить запасы пива. Я соглашаюсь отвлечься на часик, и вот мы уже мчим по почти пустой набережной в центр. Проезжаем мимо ярко освещенного здания ж/д вокзала – сооружение любопытной архитектуры, говорят архитектором был тот самый Эйфель! По дороге заезжаем заправиться, и наблюдаем стихийную дискотеку прямо на заправке – на земле чей-то музыкальный центр, гремит музыка, молодежь ритмично танцует и лениво попивает пиво. Нам предлагают присоединиться, но после тактичного отказа улыбаются и желают счастливого пути. Вообще, мозамбиканцы народ очень дружелюбный и неагрессивный, во время всего своего пребывания там я чувствовал себя безопаснее, чем, скажем, иногда в центре Харькова. Купив ящик пива, на обратном пути заезжаем в квартал «красных фонарей» - улица длиной метров 500, с обеих сторон нескончаемые бары и ночные клубы, и, разумеется, шеренга представительниц древнейшей профессии. Валек предупредил, что из машины выходить не рекомендуется, в чем я и так убедился без лишних слов – сервис чересчур навязчивый, дамы норовят залезть в приоткрытое окно машины и потрогать за причинное место. Довольно быстро проехав экзотический квартал, мы сделали еще кружок по набережной, и вернулись домой.

Распрощавшись с Валеком, сажусь за трансивер и снова слушаю 160 – кроме UY0ZG никого, дублирую QSO, которое почему-то отсутствовало в онлайн логе, и опять даю безответные CQ… Ухожу на 40, там имею неплохой отвал Европы и американцев в течение часа. За полчаса до рассвета опять делаю попытку на 160 – на этот раз за полчаса делаю 5 связей:  RU4SU, UA4CC, OZ1LXJ и двух американцев – W5IZ и W4ZV, четко на санрайзе с интервалом 2 минуты с приемом на вертикал. Наступило очередное утро, а вместе с ним и отбой.

 


АФРИКАНСКИЕ БУДНИ

Когда я открыл глаза, субботнее утро уже плавно переходило в полдень, Серега отсутствовал, и музыку с уровнем +100дБ никто не слушал – это и дало возможность выспаться. Марта копошилась на кухне, и на мой немой вопрос кое-как объяснила, что профессоро уехал за продуктами на базар. Поскольку мои знания в португальском за последние полторы недели улучшились ненамного, диалог на этом был закончен. Вскоре «профессоро» появился в сопровождении гвардов с кучей разнообразных пакетов, содержимое которых незамедлительно заняло свое место в холодильнике. Завтра мы собираемся съездить на океан – надо же хоть ноги в Индийском океане помочить, так что помимо традиционных мяса и овощей присутствовало то, что можно взять сухим пайком на целый день.

В эфире было пусто, что, как я уже давно понял, для середины дня в это время года здесь совершенно естественно, и мы отправились обедать в «Профессоро клаб». Поскольку была суббота, в заведении было достаточно многолюдно, в том числе присутствовало несколько наших земляков из числа местного контингента врачей и преподавателей, так что время пролетело незаметно и домой мы вернулись уже ближе к ужину. На ужин Александр Иванович по субботам всегда делает шашлыки у себя в кентале, традиция соблюдается неукоснительно, и неявка на ужин грозит кровной обидой. До ужина оставалось еще около часа, и я решил вместо очередного пайлапа на 18 или 14 Мгц употребить оставшееся время для настройки своего НЧ вертикала на 80 – на этом диапазоне у меня ни одной связи, а согласующее устройство, специально сделанное для этого до сих пор лежит в чемодане. Предполагалось, что в существующей конфигурации на 80 у вертикала будет высокий входной импеданс, соответственно СУ было выполнено в виде Г-образной цепочки с емкостью с большим зазором, в расчете на высокий ВЧ потенциал. С настройкой, на удивление, все прошло гладко, предварительно подобранное значение индуктивности подошло идеально, и простой подстройкой переменной емкости я добился красивой картинки на экране АА-200 с минимумом КСВ=1 на 3520 кГц и полосой около 80 килогерц по уровню КСВ 2. Правда, теперь, чтобы сменить диапазон, придется каждый раз спускаться со второго этажа во двор и щелкать галетником.

Ужин, разумеется, удался на славу, засиделись до 10 вечера и еле-еле смогли осилить все, что было на столе. Атмосфера очень домашняя и расслабляющая – неспешный разговор, разумеется под вискарь, отличная закуска, в качестве фона по DVD «Убойная сила в Африке» с мелькающими очень знакомыми пейзажами… Но, надо идти пробовать 80, времени у меня осталось уже не так много – в среду надо сворачивать НЧ антенну и упаковывать аппаратуру для поездки на Инйаку.

На прием на 80м я также рассчитывал использовать бевер, для этого нужно было перестроить СУ на этот диапазон. Выйдя с фонариком и АА-200 во двор, я подключил прибор к согласующей коробке и увидел, что опять что-то случилось – кривая КСВ опять сильно отличалась от своего первоначального вида. Совершив недолгую прогулку по окрестностям, я обнаружил обрыв, остальная часть провода отсутствовала, причем на этот раз вместе с нагрузочным резистором. Восстанавливать бевер было уже не из чего – тонкий провод закончился, оставалась бухта многожильного в изоляции, который бы провисел тоже недолго, а мне еще разворачиваться на острове. В общем, похоже на 160 я уже не появлюсь… Закрепив за дерево конец оборванного полотна, я решил настроить на 80 то, что осталось – около 70м провода без нагрузки. Получив вполне приличный КСВ, я вернулся в шек и включил трансивер.

Диапазон был довольно живой, разницы по приему на остаток бевера и вертикал я особо не заметил – соотношение сигнал/шум было примерно одинаковое, но на Европу бевер все же давал небольшой выигрыш. Усилитель строился довольно странно – стрелка анодного тока подергивалась и настройка была какой-то нестабильной. На всякий случай уменьшив раскачку, я дал CQ на 3506, и сообщил частоту Ярославу UW7LL, который ждал от меня новостей в аське. Первым подошел Артур 7P8BA, после обмена рапортами он начал передавать на русском, оказалось бывший RU6JF. Да, вот и провели QSO две африканские станции…?

Потом позвал Ярослав, дал 559, а в аське написал что слышит неважно, на уровне шума и с сильными QSB. На всякий случай еще раз проверив КСВ, и убедившись, что все в порядке, я продолжил пытаться собирать пайлап. Звали очень вяло – подошло десяток японцев и Z29KM. Несколько позже сработал несколько европейцев и UT3UA. Дело шло к 2 часам ночи, завтра опять ранний подъем и поездка к океану на Макането – сейчас спать, с восьмидесяткой будем разбираться потом.

Макането – небольшой полуостров, примерно в 35 км к северу от Мапуто, его восточный берег омывается Индийским океаном, а западный является берегом реки Инкомати. Полуостров очень популярен как сравнительно бюджетное место для пляжного отдыха, там много недорогих лоджей, хозяева которых в основном выходцы из ЮАР. Для того, чтобы попасть на Макането на автомобиле, необходимо переправиться на пароме через реку, потом несколько километров до океанского побережья нужно преодолеть по песку, поэтому необходим полный привод.

До побережья мы добрались без особых приключений, хотя наш «Исузу» пару раз чуть не застрял в песке, да и индикатор температуры двигателя несколько раз подходил к критической отметке. Машину мы припарковали на стоянке одного из лоджей, и отправились на пляж, прихватив с собой пиво и бутерброды.

Индийский океан встретил нас приличным волнением – по меркам, скажем, Черного моря, я думаю, около 4-х баллов, но по океанским меркам это, скорее всего, почти штиль. Насколько хватало глаз, от горизонта до горизонта тянулся естественный песчаный пляж с почти белым песком, и кроме нас – ни души… Класс! Да, ради такого вида сюда действительно стоило приехать!

Несмотря на довольно большую волну, я, после некоторых колебаний, все же сделал пару заплывов - отплывал от берега метров на 30, не более, так как опасался течений, которые могут отнести от берега. Труднее всего было выходить из воды – надо было подгадать момент между двумя волнами в полосе прибоя, иначе могло добротно припечатать к песку. Температура воды по ощущениям была вполне комфортной – не меньше 24 градусов, но Серегу купаться я так и не уговорил.

Проведя на пляже часа два, мы отправились в лодж в поисках тени – время перевалило за полдень, и начиналась самая жара. Лодж состоял из десятка небольших бунгало, разбросанных по территории несколько гектар в невысоких зарослях, и бара в центре, за стойкой которого хозяин лоджа выполнял также обязанности бармена. Народу было немного – лодж был заселен процентов на 20, поскольку сезон еще не начался, большинство туристов, в основном из ЮАР, приезжают сюда в декабре-январе.

Мы устроились за стойкой бара, и я, не спеша попивая виски со льдом, разговорился с хозяином. Генри, немолодой, словоохотливый и добродушный юаровец, узнав, что я из Украины, немедленно предложил вторую порцию виски за счет заведения и попросил сделать запись в гостевой книге. Я решил провентилировать вопрос об альтернативном contest-qth, на случай, если по каким-либо причинам сорвется поездка на Инйаку. Генри сказал, что про hamradio слышал, что с электропитанием перебоев нет, антенны поставить – нет проблем, мол, сам буду помогать, места навалом – ставь не хочу. Стоимость 4-х местного бунгало  в переводе на понятные деньги оказалась около 25 долларов в сутки. Единственный минус – кухни в лодже нет, нужно запасаться провизией самому, в баре – только напитки. В общем, будем иметь в виду…

На обратном пути мы чуть не застряли в обширной луже посреди дороги, которую, похоже, углубляют и расширяют местные жители, для них лужа – источник верного дохода. Серегин японец, отчаянно работая двумя мостами, все же выкарабкался сам, но мы потеряли передний номерной знак – небольшой заработок аборигенов все же состоялся. В остальном обратная дорога прошла без приключений, и к вечеру мы вернулись в Мапуто.

Перед ужином, совершив, уже ставший традиционным, вечерний обход для контроля антенн, я обнаружил, что даже остаток бевериджа исчез бесследно. Из соседского кентала я вытащил метра 3 провода, все остальное, видимо, ушло на нужды народного хозяйства республики Мозамбик… Передающие антенны были, слава богу, в порядке, и около 20Z  я опять начал пробовать работать на 80. Однако усилитель снова строился как-то странно, проверка уровня сигнала с Андреем UR4LRQ тоже утешительных результатов не дала, и проведя несколько QSO с Европой и JA, я ушел на 40, где сидел до рассвета почти без перерывов – был очень хороший ход на Штаты и Европу.
Понедельник, 24 ноября. Кум предпринимает очередную попытку созвонится и встретиться с Ансельмо Феррао (C91D), который уже неделю обещает выписать лицензию C98LW. Однако встреча опять откладывается – Ансельмо звонит в последний момент, и, ссылаясь на неотложные дела, переносит решение нашего вопроса на вторник. Время откровенно поджимает – нужно еще связаться с русскоговорящим менеджером отеля на Инйаке Бернардо и подтвердить наш приезд, кроме того – решить вопрос с транспортом на остров. Но пока нет лицензии – все это преждевременно, поэтому запасаемся терпением, и ждем вторника.

В эфире появляюсь около 16Z, и обнаруживаю неплохой проход на 18МГц. Зовут почти одни американцы, за час делаю около сотни связей и ухожу на 10МГц – там пока не ахти, делаю вылазку на 40 под Европу – еще почти час интенсивного пайлапа. В 18Z включаю 20-ку – там проходят Штаты с непривычно громкими уровнями, похоже сегодня с проходом повезло! Американцы начинают звать стеной, помимо них в логе появляются VP5/VE7XF, 9G5ZZ, KH7XS.

Проход стихает через полтора часа – время идти на 10 МГц. 30-ка радует хорошими уровнями Европы и JA, с небольшими перерывами работаю там 3 часа подряд, почти до 23Z. В надежде на хороший кондишн и на НЧ, начинаю строить усилитель на 80 – неожиданно в П-контуре раздается шипение и образуется дуга, вспышки видны сквозь щели в корпусе. Чёрт! Откручиваю антенный разъем и проверяю КСВ – бесконечность! Спускаюсь с фонариком во двор, снимаю крышку с согласующей коробки под вертикалом – даже при тусклом свете фонарика видно, что у переменной емкости пластины ротора приварились к статору. Откручиваю всю коробку, и уношу в шэк – завтра днем есть работа. Оставшееся время до рассвета опять сижу на 40-ке - усилок, слава богу, не пострадал.

На следующее утро я оценил степень повреждений, и попытался при помощи ножа, надфиля, и еще кое-чего, обычно действенного в подобных ситуациях, привести емкость по возможности в первозданный вид. Отчасти это удалось, но больше я рисковать не стал – по-видимому, импеданс на 80 получился очень высокий, и емкость «прошивала» постоянно при работе с усилителем, отсюда и странная нестабильная настройка, хотя при измерениях с АА-200 все было, конечно же, ок. Понимая, что осталась последняя ночь для работы на 80м из Мапуто, я занялся модернизацией своего 18-метрового вертикала - опустил емкостную нагрузку на 160, и пустил все образовавшиеся провода вдоль мачты, соединив их все в основании в одну точку. Провода бывшей емкостной нагрузки я еще оттянул оттяжками немного в разные стороны от мачты – в итоге получилось что-то, напоминающее «морковку», т.е. довольно «толстый» вертикал высотой 18м. Противовесы я тоже укоротил, и даже приблизительно настроил в резонанс. Измерения показали очень неплохой КСВ - в пределах 3.5-3.6МГц было не более 1.5, с минимумом 1.2 почти посередине. Кроме того, антенна имела еще один резонанс в районе 10МГц, там она работала как три четверти, и имела тоже вполне приемлемый КСВ.

С антенными делами я закончил к обеду, потом по плану была опять попытка встречи с Ансельмо. Встреча была назначена в «Профессоро клабе» на 3 часа дня, но мы с Серегой опять его не дождались. В 3.15 он позвонил куму на трубу сам, и заверил, что завтра ну точно привезет готовую лицензию прямо с самого утра. Ну, ну… Мысленно я уже начал прощаться с идеей поездки на Инйаку, и мы с Серегой твердо приняли альтернативный план поездки на контест на Макането, в лодж к гостеприимному Генри.

В 16Z, по уже почти сложившемуся расписанию я снова был в эфире – однако диапазон 18МГц надежд не оправдал – проход был явно хуже, чем в предыдущий день. Проведя полтора десятка связей, я решил попробовать 10МГц с новой антенной. Результат превзошел все ожидания – на прием антенна работала гораздо лучше, чем траповый вертикал, и самое главное – отсутствовал тот самый сильно мешающий треск, который был явно локального происхождения и с трудом убирался нойз-бланкером. На некоторых станциях субъективная разница по приему составляла не менее 2 баллов! Списавшись в ICQ с Ярославом, прошу меня послушать на 10МГц и оценить уровень сигнала по сравнению с предыдущими днями. После первого CQ пайлап возник почти мгновенно, через 10 минут пришлось «растягивать» полосу зовущих станций более чем на 5 кГц. Ярик написал, что у меня уровень 9+ на практически суррогатную антенну и такой «стены» японцев на этом диапазоне он не слышал давно. Пожалуй, это был самый продуктивный вечер за все время моего пребывания в Мозамбике, и через час, увлекшись пайлапом, я с трудом услышал, как кто-то настойчиво звонит в дверь. Серега, видимо, вышел по делам, и дверь пришлось идти открывать самому. На пороге стоял прилично одетый, довольно молодой мозамбиканец, поздоровавшись, он протянул мне сложенный вдвое лист плотной бумаги с гербом и надписью “INCM”, который при ближайшем рассмотрении оказался долгожданной лицензией C98LW! Ансельмо? Да, я – ответил гость. Он неплохо говорил по английски, я показал ему шэк, вручил карточку UY5LW на память, предложил пива, но он, извинившись, что мало времени и за задержку с лицензией, поспешил удалиться. Так что лицензия получилась с доставкой на дом?

Вернувшись на диапазон, я несколько увлекся, и видимо пересидел на 10МГц – на 80 я сделал QSY только после 23Z, в результате прозевал японский санрайз. На восмидесятке антенна тоже работала очень прилично – Европа начала звать почти сразу, ближе к утру все чаще начали проходить американцы, и наконец, на санрайзе позвало пару десятков станций с весткоста, для них C9 - очень тяжелый регион на НЧ, и было приятно наблюдать в кластере комментарии типа “tnx new one”, особенно поразил VE7SV, который написал ”tnx #320 on 80m!”. Да, возможно, не стоило так увлекаться 160, а провести больше связей на 80… Но, всего не предугадаешь, а сегодня нужно снимать антенну и готовиться к отбытию на Инйаку. Проведя последнюю связь почти через 20 минут после восхода солнца, я выключил аппаратуру и почти мгновенно заснул – предстоял тяжелый день.

Итак, наступила среда, 26 ноября. С утра с Серегой без особого труда и довольно быстро сняли и упаковали «спайдер» - ломать все-таки не строить. Я позвонил в отель на Инйаке, и подтвердил наше завтрашнее прибытие на 4 дня – нам выставили счет со скидкой из расчета 170 долл. за бунгало в сутки, включая 2-х разовое питание в ресторане. С транспортом оказалось не так просто – билетов на самолет на четверг уже не было, и мы с трудом разыскали агентство, которое забронировало билеты на катер. Катеров ходит на Инйаку много, но только выходные дни, и найти рейс в четверг оказалось непростой задачей. Нам надлежало быть в порту в 7 утра, катер отправляется по расписанию в 7:30.

На вечер предстояло еще одно мероприятие – в университете проходила международная конференция, и Александр Иванович сделал нам приглашения на торжественный фуршет. В итоге Серега и я, нацепив бейджики (на моем было написано “Dr. Igor Pyzh, Ukraine”), приняли в фуршете посильное участие, тем более что подавались национальные мозамбиканские блюда, напитки различных сортов и крепости, короче рай для любителей халявы? Мы, ясное дело, попали за стол к русскоязычной части преподавательского состава, и провели время весело и непринужденно, домой приехали не особо поздно, но по будильнику почему-то ни мне, ни Сереге встать не удалось…



ДВА ОСТРОВИТЯНИНА

Утром нас разбудил Александр Иванович, недоумевая, почему мы еще не готовы. К счастью, все вещи и аппаратура были заблаговременно упакованы, поэтому собрались мы быстро, погрузились в профессорскую «Тойоту» и были доставлены в порт почти минута в минуту. Катер напоминал классический речной трамвайчик, но тем не менее был оборудован GPS, УКВ-радиостанцией и еще каким-то прибамбасом с монитором – посмотрев на все это, я решил, что до Инйаки мы все же доплывем. Пассажирский салон постепенно заполнился где-то наполовину, и около 7:30 местного времени мы благополучно отплыли. Поскольку курить в салоне было нельзя, мы с Серегой абонировали место в носовой части катера, на свежем воздухе. Учитывая вчерашний фуршет и довольно сильное волнение, нормальный тонус путешественников поддерживался при помощи бутылки «Баллантайза», которой как раз хватило на почти 2-х часовое плавание. Около половины десятого наше плавсредство бросило якорь примерно в полукилометре от берегов острова Инйака.

Система переправы пассажиров на остров меня не особенно вдохновила – из-за мелководья катер не имел возможности подойти к острову вплотную, и к берегу народ с катера добирался на моторной лодке, которая подплывала к берегу метров на 50 и садилась на мель, последний участок преодолевался вброд по колено в воде. Мы с Серегой решили пропустить вперед всех пассажиров, и договорились с экипажем катера о том, что нас переправят отдельной ходкой ввиду наличия габаритного груза – больше всего меня беспокоил мой чемодан весом около 30 кг. При перегрузке его в лодку даже при небольшом волнении была большая вероятность уронить его в воду, со всеми вытекающими последствиями для усилителя и остальной аппаратуры внутри. Для улучшения взаимопонимания с капитаном и его помощником была извлечена на свет еще одна бутылка «Баллантайза», и к моменту переправы нам в помощь были выделены два дюжих матроса в качестве грузчиков. Слава богу, мои опасения не оправдались, и мы добрались до берега благополучно.

В просторном холле отеля “Pestana Inhaca Logde” (4 звезды) нас радушно встретил управляющий Бернардо, и предложил самим выбрать подходящее бунгало – я заранее его предупреждал о том, что нам потребуется непроходное место для размещения антенн. Я пошел вместе с ним искать подходящее место, а Серега занялся заказом обратных билетов на самолет – в разговоре с капитаном катера выяснилось, что по понедельникам катер на Инйаку не ходит. Довольно быстро подходящее бунгало было найдено – на окраине территории отеля, где остальные домики не были заселены, к тому же веранда нашего бунгало выходила на лужайку размерами где-то 40 на 40 метров, огороженную живой изгородью – там, по словам Бернардо, не ходит даже персонал. Серега тоже успешно решил вопрос с билетами, и мы, заселившись, завалились подремать – ранний подъем, 2 часа на носу катера под палящим солнцем и, конечно, «Баллантайз» свое дело сделали…

Проспал я часа три, потом был разбужен Серегой со словами хватит, мол, дрыхнуть – пора антенну ставить. Что ж, резонно… Было около двух часов дня, жара стояла невыносимая, но дело есть дело – мы вытащили на лужайку спадеровский вертикал и начали его устанавливать, бегая каждые 5-10 минут в бунгало под кондиционер. В тесте я планировал работать сингл бэнд на 40м, но получая в день по десятку мэйлов с просьбами о 160, я решил в последнюю ночь перед тестом с четверга на пятницу предпринять еще одну попытку вылазки на топ. Для этого я собирался поставить вариант вертикала 18м с двумя емкостными нагрузками от вершины, и хотя бы пару резонансных противовесов – больше не позволяла доступная площадь вблизи антенны. Особо хороших результатов я не ждал – от моря мы были далеко, не менее 200 метров, почва песчаная, но… другого варианта не было. Принимать я надеялся на тот же вертикал – удаленность от промышленных помех большого города должна была дать какой-то эффект, да и для бевериджа не было ни места, ни провода. В пятницу предполагалось с минимальными потерями времени просто опустить емкостные нагрузки, пустить их вдоль мачты, и запитать всю конструкцию как вертикальный почти полуволновый диполь на 40 через Г-образное согласующее звено.

С установкой антенны мы провозились почти дотемна, емкостные нагрузки я растягивал уже при свете фонарика. Настроив противовесы, и прицепив полотно антенны к анализатору, я облегченно вздохнул – попал сразу, резонанс на 1.83 МГц, и довольно узкий, по КСВ 2 килогерц 30, не более – это давало надежду, что потери все-таки не такие большие. Протащив кабель в шэк, я включил антенну на прием – S-метр лежал на нуле, хотя в Мапуто в аналогичной ситуации он показывал не менее 7-9 баллов. Наступило время ужина, и мы с чувством исполненного долга отправились в ресторан. Условия проживания предполагали оплаченный завтрак и ужин, то есть в туристических терминах HB (half board), но по жаре обедать не хотелось ни разу, а изобилие как за завтраком, так и за ужином было достаточным для самого взыскательного гурмана - такого количества различных морепродуктов я не видел ни в одном турецком оллинклюзиве. Напитки были платные, и по ценам не слишком умеренным – мы не пожалели, что привезли некоторый запас с собой? Покончив с ужином, мы с Серегой вернулись в наше бунгало – я занялся обустройством рабочего места, а кум – употреблением прохладительных напитков.

Наконец, все было готово, усилитель строился нормально, логгер N1MM был готов к записи первого QSO. Время – 21Z. Диапазон был тихим – по прежнему шум 0 баллов, но и станции ни одной. Интернета не было, и, соответственно, кластера и ON4KST чата. Я занял частоту 1829.0, и попытался дать CQ. Первые 5 минут результата не дали, но в 21.19 наконец первый корреспондент – UA6LV, слышно отлично! Следом сразу зовут UA3EKG и UR0MC. После этого несколько безответных CQ, и я понимаю, что что-то произошло – внезапно поменялась настройка усилителя. Замер кривой КСВ показал, что резонанс сильно сместился вверх и достиг почти 2 МГц. Инспекция антенны с фонариком показала, что одна емкостная нагрузка в буквальном смысле отгорела – в метре от конца она касалась пальмы, там образовалась дуга, и медный провод расплавился, образовав шарик на конце. К счастью, конец нагрузки не запутался, и свисал параллельно полотну антенны – добавив метр провода, и привязав леску я оттянул нагрузку так, чтобы она нигде не касалась пальм и прочих деревьев.

Вернувшись в шэк, и повторив измерения, я получил почти первоначальный удовлетворительный результат. Беготня вокруг антенны с фонариком и ремонт заняли больше часа – благоприятное время для Европы могло быть уже упущено. На всякий случай звоню с Серегиного телефона (GSM на острове работает) Роману UR0MC – провести повторное QSO и проверить как меня слышно. Мы без проблем проводим связь, Рому слышно почти также хорошо, как в предыдущий раз. Меня вроде тоже слышно неплохо, учитывая то, что у UR0MC юг не особо ударное направление – двунаправленный бевер включается в обратном направлении с приличными потерями. Я обосновываюсь на 1833, и за 40 минут провожу пару десятков связей с Европой. Проход потихоньку скисает, последние связи с OE3GCU и SM4HCM около 23.30Z даются с трудом. Дальше еще минут 5 безответных CQ, и все… похоже надо ждать sunrise. Серега уже давно спит, я вышел на веранду покурить, и чуть не пропустил телефонный звонок. Посмотрев на странный код +99…, я с недоумением отвечаю – звонит Нодир EY8MM, оказывается, узнал у Ромы мой номер, просит скед – для него Мозамбик new one на топе. Договариваемся через 5 минут на 1817. В указанное время четко слышу Нодира, негромко, но честных 559 практически без QSB. Зову – отвечает, 559 в оба конца, причем абсолютно впопад, чувствуется, что слышит хорошо. Прощаемся, буквально через минуту снова телефонный звонок – Нодир благодарит за новую страну, и мы еще минут десять просто болтаем о будущем тесте, и вообще о жизни. Оказывается он специально растянул бевер 270м в сторону Южной Африки, в надежде взять C9! В такие моменты понимаешь, что вся эта катавасия с перелетами, багажом, установкой антенн по жаре и прочими неудобствами делается тобой не зря – кому-то это действительно нужно, и это ощущение приятно греет душу…

Мои надежды на санрайз не оправдались - на мои многочисленные вызовы подошли только ZS1REC, ZS4U, и на самом санрайзе – VY2ZM. Слышно его было очень негромко, и я понял, что вероятность сработать еще хоть кого-нибудь с исткоста просто нулевая. Чуть раньше я на поиск сработал с соседями TO3R, и слушал их также почти безответные CQ - с проходом в эту ночь не повезло.

Кум устроил мне побудку в 9 утра – поспать удалось не более трех часов. Вообще у нас с ним жизнь проходила в противофазе – когда я обычно ложился сразу после восхода солнца, он был уже на ногах - Серега вообще любитель ранних подъемов. К 9 утра он уже успел сходить в соседнюю деревеньку и разведать обстановку в плане пополнения запасов напитков, поскольку в баре цены были астрономические. Заодно он нашел на местном базарчике устриц по 100 метикал за небольшое ведро, хотя за эту цену попросил только дюжину – ведро мы бы не осилили. Тут же в соседнем баре он попросил забросить их в холодильник, чтобы к нашему приходу устрицы как следует охладились. К слову, в среднем ресторанчике в Мапуту устрицы стоят около доллара за штуку.

Позавтракав без особого аппетита в ресторане отеля, мы отправились в бар, где нас ждали вышеупомянутые деликатесы. Хорошо выспавшийся Серега был в бодром настроении, чего нельзя было сказать обо мне – тяжелый предыдущий день, бессонная ночь и, видимо, состоявшийся вчера тепловой удар сказались ощутимо – ноги ватные, голова кружится и общее самочувствие ни к черту. В баре, под кондиционером стало чуть полегче, но принесенные холодные устрицы аппетита не внушали никакого. Серега прихватил с собой видеокамеру, специально, чтобы заснять очередной кулинарный опыт надо мной – я с трудом осилил двух моллюсков, но по моей физиономии было видно, чего мне это стоило? Гурманы и любители французской кухни  могут меня осудить, но… устрицы – это не для меня. Холодный виски с тоником и льдом несколько привел меня в чувство, и через некоторое время я уже был вполне способен двигаться домой и заниматься антенными делами. Бар был примечателен наличием стены с автографами посетителей на разных языках – перед уходом мы тоже оставили память о себе, и это была первая надпись там на русском языке.

По пути в отель мы забрели в сувенирную лавку, где я купил несколько мелких сувениров и футболку с картой острова на спине и надписью «Inhaca island» спереди. Лавка была буквально два на два метра, и меня удивило наличие платежного терминала для пластиковых карт – цивилизация, однако!

В номере нас встретила приятная прохлада – уходя, мы, к счастью, не выключили кондиционер. Немного приведя себя в порядок под холодным душем, я занялся переконфигурацией антенны на диапазон 40м. Как и ожидалось, это не заняло много времени, и буквально через час я смотрел на красивую картинку КСВ с минимумом 1.1 на 7040. Полоса была не очень широкая, но на сороковке это и не нужно. Единственное, что меня смущало – выдержит ли та самая емкость, по уже имевшемуся печальному опыту на 80… Ответ не заставил себя долго ждать – настройка усилителя снова показалась мне нестабильной, и поставив в N1MM auto CQ, я пошел к согласующей коробке под антенной. Уже в нескольких метрах я услышал характерное шипение в такт с манипуляцией. Более детальный анализ показал, что емкость «шьет» в том же месте – надо что-то думать альтернативное. Вариантов было немного, и я решил реализовать вариант простого GP на 80 – из 2-х противовесов на 160 сделал четыре на восьмидесятку, настроил их, и добавил недостающую электрическую длину антенны небольшой индуктивностью. КСВ меня удовлетворил, усилитель строился идеально, ну что же – буду сингл бэнд на 80 – может будет и скучновато, но до этого на 80 я полноценно отработал всего одну ночь, да и рекорд в этой категории в таблице на сайте cqww.com по 37-й зоне отсутствует вообще!

Ближе к вечеру я опять созвонился с Романом UR0MC, и попросил контрольное QSO на 80. До сансета было еще часа полтора, откровенно рано, но попытка не пытка) Слышно его было громко, однако мне он ответил раза с третьего – после повторного звонка оказалось, что меня не было слышно на южный беверидж, однако сигнал стал вполне читабельный при приеме на передающую антенну. Что ж, попробую попозже, когда стемнеет.

После ужина я немного вздремнул, чтобы компенсировать утренний недосып, и включил трансивер около 21.30 местного (19.30Z). Восьмидесятка кишела станциями, в основном европейскими. Проведя для проверки связь с OK1MAC, я встал на 3515, и уже после третьего QSO начал давать up, поскольку собрался приличный пайл-ап. Проведя за 20 минут около 40 связей, я решил прерваться и созвонился с родной командой UT7L, чтобы узнать как там у них предтестовая подготовка, заодно и назначить скед. Договорились на 3546, я начал слушать, и поначалу не поверил ушам – сигнал доходил до +10дБ, меня, как оказалось, было слышно тоже вполне уверенно даже на фоне сильных городских помех на высоко поднятый диполь. Этими результатами я удовлетворился, и стал ждать начала теста, неспешно проводя связи на поиск, удивляя разминающихся перед тестом контестменов экзотическим позывным.

 


КОНТЕСТ

29 ноября, 00.00Z, тест начался! Я заранее прикинул, что поначалу пройдусь на поиск, поскольку отлично себе представляю европейскую кашу на восмидесятке первые час-два после начала, становиться на CQ бессмысленно – затопчут. Первая связь – UA1OMS, даётся не без труда, с парой переспросов. Дальше – хуже, некоторые европейские «биг-ганы» не слышат меня в упор, отвечает в среднем каждая третья станция. Это, в принципе, понятно – зова с юга не ожидает особо никто, все «смотрят» или на запад, или на восток, поэтому суперстанции с беверами иногда отвечают хуже, чем «середнячки» с ненаправленными антеннами. Да и всем известный «эффект теста» никто не отменял. В итоге за первые 20 минут теста получается всего 8 QSO, работаю с соседями TO3R, и решаю все-таки найти частоту и попробовать на общий вызов. Нахожу 3564.5, по бокам вроде никого, почти сразу зовет IK2WPO, за ним 5H3EE, и вроде более-менее процесс пошел – видимо, бросили в кластер. Однако радость моя была не долгой – ровно через 13 минут на меня «сел» кто-то из Европы, и зов прекратился. Поборовшись немного, и потеряв 5-6 минут, бросил и пошел на опять на поиск. Первый час закончился связью с RT9W, всего 27 QSO, из них 18 за время короткого рана. При работе на поиск разнообразие вариантов записи моего позывного вызывало нервный смех?. За «LW» цеплялись почти все, а вот с “C98” дело обстояло намного хуже. Конечно, звучание префикса C98 в телеграфе не особо ласкает слух, да и любители пользоваться мастер-датой меня там не находили, но все же… Вот далеко не полный список вариантов приема позывного C98LW – CO8LW, T98LW, CN8LW, CX8LW, KO8LW, всего и не помню. В конце второго часа предпринимаю очередную попытку встать на CQ, но удерживаюсь на частоте еще меньше – порядка 10 минут. Радуют слух хорошо знакомые позывные – UT2II, RA6AX, UU2JQ, 4L0A. Второй час заканчиваю с идентичной цифрой 27 связей в час. Стабильно, но маловато?. До санрайза остается час - по прежнему опыту знаю, что после восхода солнца проход «выключается», как рубильником, т.е. ты еще слышишь, но тебя уже нет. Опять хожу на поиск, и по мере приближения к санрайзу замечаю, что отвечают уже легче, количество переспросов уменьшается. Помимо Европы начинают появляться американцы, беру ближний мульт Z29KM. За 15 минут до восхода, в 02.49Z становлюсь на 3549 и имею короткий, но продуктивный ран (26 QSO), который заканчивается новым мультом – 3 зоной NJ6D, который позвал четко на санрайзе в 03.05Z. После этого проход «выключили», и все мои попытки дозваться кого-то в следующие полчаса оказались тщетны. Итог неутешительный – за первые три часа теста всего 98 связей, однако все же это Южная Африка, и почти все связи имеют минимальную трассу 7-8 тыс. километров. Да, нелегкое это дело – контестинг в таких условиях… Отходя ко сну, я пожелал Сереге доброго утра, который, как обычно, уже был на ногах.

Проснулся я часа в 2 пополудни, неплохо выспался, и самочувствие радикально отличалось от вчерашнего в лучшую сторону. Серега заботливо прихватил с пропущенного мной завтрака кое-что с собой - перекусив, я решил послушать, что творится на ВЧ диапазонах. Пятнашка оказалась очень живой, и я решил попробовать как-то настроиться, несмотря на высокий КСВ. На всякий случай выставив процентов 50 от нормальной «раскачки», как-то настроил усилитель, и позвав 5H3EE, мгновенно получил ответ. После этого нашел чистую частоту, и устроил небольшой пайл-ап, дав возможность европейцам и нескольким американцам взять уникальный мульт. Попробовал перейти на 20-ку, однако там отвечали гораздо хуже, и решив не насиловать усилитель, я наконец уступил настойчивым требованиям кума бросить это грязное дело и пойти в бар.

Вернулись мы в наш шэк уже после ужина, и я сел за трансивер с небольшим опозданием - почти через час после сансета, около 17.30Z. Диапазон был до отказа забит европейскими станциями, однако создалось впечатление, что меня не слышат вообще. На всякий случай проверив анализатором антенну и убедившись, что все ок, я продолжил свои попытки и в 17.53Z наконец смог дозваться YL2KO. Сразу вспомнилась фраза из книги Бензаря «Вокруг земли на радиоволне», на которой было воспитано не одно поколение радиолюбителей – «Если тебе не ответили с первого раза – проверь антенну, если со второго – выходной каскад, если с третьего – выключай радиостанцию и иди спать». Однако в моей ситуация рекомендация была неуместной – стоило пролететь пол земного шарика и еще приплыть на остров, чтобы завалиться спать? Будем пробовать… Найдя на диапазоне RW2F, позвал, в надежде хотя бы что «лучшие уши России» ответят без проблем. Не тут-то было – позывной был правильно принят только с 5-го раза… Позывной приходилось повторять каждому корреспонденту минимум раза три, и на минимальной скорости, на каждое QSO тратилось минута-две. Позвав DF0HQ, я опешил – мне без запинки вернули мгновенно «C98LW 599 14»! Не знаю, на что ребята слушают, но приз «the best ears» принадлежит безусловно им! Так прошел первый час, удалось в буквальном смысле «вымучить» всего 12 QSO. Следующий час, с 19Z до 20Z принес вообще только 6 связей, и я начал сомневаться, все ли нормально с аппаратурой. Сняв верхнюю крышку усилителя, проверил коммутацию прием/передача выходного реле (РЭВ-16). Реле работало безукоризненно. Подумав о возможных последствиях для кабеля после моих дневных экспериментов на 21 и 14 МГц, размотал резервную бухту и поменял антенный кабель. Проверил еще раз антенну анализатором – все в норме, разве что резонанс сместился на 10 кГц вниз. Больше грешить было не на что, и я попробовал продолжить. Через некоторое время, найдя UT7L на диапазоне, и услышав ответ раза с третьего, понял, что кондишн по сравнению с предыдущей ночью просто никакой, хотя уровень у родной коллективки был тоже неслабый. Меня явно слышали на порядок хуже, чем в предыдущую ночь, и чем это объяснялось – прохождением или иными причинами, я понять не мог. Около 23Z я решил попробовать все-таки встать на общий вызов, но за 25 минут подошло только 6 корров, намека на пайл-ап не было никакого.

Прошли первые сутки контеста. Счетчик связей показывал убийственную цифру – 130 QSO, т.е. все мои вечерние потуги до 0Z дали всего 32 связи. Оставалась надежда на час перед санрайзом, прошлой ночью всплеск зова был именно тогда. За следующие 2 часа сделал на поиск еще аж целых 18 связей. Около 2Z занял частоту 3575.8, первым позвал OK2KMU, и видимо сразу закинул в кластер. Начался слабый, но довольно стабильный зов одна связь в минуту-две. Начали подходить американцы, в том числе W6RJ и W6OAT с весткоста. Зов постепенно усиливался, я начал давать up1, чтобы дать возможность нормально меня принимать. Средний 10-минутный рэйт поднялся до 100-120 связей в час, и держался до самого санрайза, потом начал ослабевать, последнее QSO я провел через 15 минут после восхода, в 0320Z с UA3TCJ. В логе было 220 QSO на 80, 46 стран, 17 зон.

В воскресенье днем я твердо решил закончить с восьмидесяткой. Предыдущий вечер до 0Z принес всего 32 связи, и надеяться на большее вечером воскресенья было безосновательно. Тем более, что рекорд 37-й зоны на 80 я все равно уже установил?. Как уникальный мульт и, к тому же, IOTA AF-66 я представлял интерес на любом диапазоне, поэтому я, исходя из критерия проведения максимума связей, решил все-таки попробовать настроить антенну на 40. Подключив АА-200 напрямую к полотну антенны и противовесам, я измерил входной импеданс на 7040 – получилось 400-j350. Подставив эти значения во встроенный калькулятор Г-образных согласующих устройств в Ммане, получил, что нужна емкость около 88 пФ, и индуктивность 4 мкГн. С индуктивностью проблем нет – виток подберу, а вот емкость… Порывшись в коробке с различными запчастями, я извлек оттуда высоковольтную емкость на 150 пик. Многовато… Но больше емкостей нет. Было бы хотя бы две, чтобы включить последовательно, но на нет и суда нет. Хотя почему нет? Я открыл верхнюю крышку усилителя, нагрел паяльник, и выпаял из отсека П-контура две емкости по 470 пФ, которые, включенные в параллель, использовались как анодная «подстежка» на уже ненужный диапазон160м. После этого я соединил все три емкости в послед, 150 и две по 470, что согласно простому расчету давало 91 пФ. Довольно быстро согласующая коробка была модифицирована - имеющийся галетник обеспечивал 2 положения – напрямую, чтобы оставить на всякий случай восьмидесятку, и через СУ для сороковки.

Повозившись еще немного с паяльником у основания антенны, я подобрал нужный виток катушки и получил КСВ 1.2 почти в центре диапазона. Оставив коробку открытой, я настроил усилитель и включил auto CQ. Из коробки не доносилось не звука, и визуально все было в порядке, оставалось только пенять на себя, что мысль проделать все эти манипуляции не пришла мне в голову в пятницу… Глядя на противовесы, я подумал, что висят они низковато – в пятницу они были натянуты, а сейчас провисли. На всякий случай решил померить их попарно, не ушел ли резонанс. Результат оказался плачевный – одна пара 2.9 МГц, другая – 3.1 МГц. Так вот почему во вторую ночь меня почти не слышали! КПД антенны резко упал, а почва здесь хуже некуда, один песок, и противовесы будут работать только резонансные, если конечно их 100 штук не делать. На всякий случай я противовесы подтянул, вернув настройку почти на прежние значения – на 80 можно будет еще «оторваться» после теста.    Вернувшись в бунгало, я послушал пятнашку, и провел там еще немного связей, в том числе дал новый мульт для UT7L. На 40м я включился ровно в 16Z, за два с половиной часа до сансета. В такое время из Мапуту я не слышал там ни одной станции, днем там стоял равномерный шум не менее 7 баллов. Здесь диапазон был кристально чистый, и забит W6/7, слышно было пару станций из KH6, были японцы, UA9/0, Юго-восточная Азия и несколько YB. Потирая руки, я бросился собирать мульт, но обрадовался я рано – на мои вызовы никто даже не давал знак вопроса в ответ. Грешить на противовесы уже было ни к чему – при таком питании на сороковке они вообще в принципе не нужны - хватает оплетки питающего кабеля. Видимо, просто рановато еще. Первая связь на 40 в 14.22 с UA9CLB - меня постепенно начинают слышать. Далее WH2D, W9NGA, RW0A, KH7B. Между связями большие промежутки, отвечают пока очень немногие. Несколько раз в упор звал RW0CWA – не слышат, ответили только в 15.06Z. Делаю еще несколько QSO, и после связи с AH6XX иду на ужин – надо подкрепиться.

Поужинав второпях, возвращаюсь к рабочему месту ровно через полчаса. Начался сансет – сигналы на диапазоне звучат гораздо увереннее и мне начали отвечать почти «с пол оборота». Вот и первое подобие пайлапа – полчаса на 7069, одна-две связи в минуту. Однако солнышко зашло, и зов резко ухудшился – значит, опять идти на поиск. После 18Z опять пробую занять частоту – на этот раз 7068. Час прошел более-менее продуктивно, хотя зов очень «рваный» - видимо, кто-то периодически «садится сверху». Пройдясь по диапазону в поисках мульта, работаю с 8Q7DV, и нахожу новую частоту для рана – 7038,5. Почти сразу начинаю слушать up1, так как зов начался сразу и довольно интенсивный, зовет в основном Европа и немного JA. Через час понемногу начинают проходить USA, и на меня тут же «садится» K3LR, сработавший со мной пятью минутами раньше. Жаль, хорошая была частота… Поиск новой занял немало времени – 40-ка забита станциями, картина не сильно отличается от обычной европейской. В 20.40Z  наконец становлюсь на «выселках» - 7079, почти никто не мешает, сразу зовет VE1DT. Дальше – попадание в кластер, и началось… Рэйт периодически прыгает до 200 связей в час, реальный темп за час более 100 QSO. Зовут все – Европа, JA, USA, немного Южной Америки. До конца теста частота остается за мной, темп не падает, и последние три с половиной часа я получаю тот самый кайф, ради которого стоит работать в WW:). В итоге на 40-ке получилось более 500 QSO, 60 стран, 20 зон. Эх, если бы так весь тест, а не последние 5 часов… Но пенять, кроме как на себя – не на кого, что получилось - то получилось…


ФИНАЛЬНЫЙ АККОРД

Заварив чашку кофе, я по привычке настроил трансивер на 3720, ожидая услышать обмен впечатлениями со стороны ведущих контестменов России, немного забыв, что я в Южной Африке? Однако ждать пришлось недолго – ломовые сигналы RU1A, RW2F, UA3DPX грохотали в африканском эфире ничуть не с меньшим уровнем, как мне показалось, чем в харьковском, я даже попытался брейкнуть, но меня, конечно же, никто не услышал. Сигналы были «телеграфные» - даже на таком расстоянии SSB читалось тяжело – выходные каскады были загнаны в глухой режим «С».

Ознакомившись с результатами ведущих россиян, я переключился на 40, и дал CQ в непривычно тихом «послеконтестовом» эфире. Спустя минут 10 переключился на 80 – на 40 сигналы Европы и американцев еле читались в шумах, и темп был невысокий. На восьмидесятке дело пошло веселее, и я почти пару часов имел неплохой пайл-ап, в том числе с большим удельным весом Midwest и Westcoast.

Несколько слов о погоде – в воскресенье днем на острове объявили штормовое предупреждение, к вечеру подул сильный ветер, а к ночи начался настоящий тропический шторм с горизонтальным дождем. Конец контеста сопровождался ревом ветра, доносившегося снаружи и грохотом падающих пальмовых ветвей. Я каждые 20-30 минут выбегал наружу с фонариком, и инспектировал состояние своего вертикала – к счастью, конструкция выдержала и благополучно достояла до утра.  Последние связи с острова я провел на самом санрайзе на 40м – в общем итоге  получилось вместе с контестом около 900 QSO. Конечно, рассчитывал на большее, но, как говорится, человек предполагает, а бог располагает…

Антенну сворачивали под проливным дождем, к счастью, ветер поутих - неудобство доставляли только мокрые скользящие секции, вода под ногами и нераспутываемые растяжки. В 7.30 утра мы почти все упаковали, и я получил возможность поспать – отъезд в местный аэропорт из отеля был по расписанию только в 15.00, и времени было предостаточно.

Аэропорт – сказано громко, вряд ли так можно назвать хибару величиной чуть больше, чем стандартный навес на автобусной остановке? Однако там присутствовала и стойка регистрации, и даже крошечный зал ожидания, где немногочисленные пассажиры ждали прибытия самолета. Нас ожидал неприятный сюрприз – при регистрации наши фамилии не были обнаружены в списке пассажиров, несмотря на то, что мы имели на руках чеки оплаты авиабилетов, полученные на ресепшене гостиницы. Видимо, какой-то нерадивый клерк деньги с нас взял, а позвонить и забронировать билеты забыл. Ситуацию «разрулил» присутствующий в аэропорту все тот же управляющий Бернардо – он встречал очередную группу туристов, и после его вмешательства нам все-таки выдали посадочные талоны.

Небольшой двухмоторный самолет приземлился четко по расписанию, выгрузка багажа и пассажиров заняла не более 5 минут. Сразу же на место прилетевших стали загружаться отъезжающие, и мы в том числе. Мы с Серегой устроились в носовой части, сразу за спиной пилота, и я обратил внимание на приборную доску с надписями на русском языке, кое-где сверху были налеплены лейбочки с английскими сокращениями. Заходя в самолет, я успел заметить, что бортовой номер начинается на 3D, из чего следовало, что рейсы на Инйаку не единственный его маршрут – видно летает в Свазиленд, где и приписан. В самолете было 19 пассажирских мест, которые постепенно заполнились, пилот щелкнул переключателем и начал прогревать двигатели. Однако, переговорив с кем-то по VHF, он внезапно все выключил и пошел по салону к входной двери. Там состоялся какой-то диалог с кем-то снаружи, в ходе которого мы смутно начали понимать, что заявились еще два пассажира, и настаивают на своих правах. Публика в салоне восприняла эту новость с юмором - прозвучали советы разместить дополнительные кресла на крыше, и что-то еще в этом роде… Дело закончилось проверкой списка пассажиров, после которой нам с кумом было предложено покинуть самолет! Но наши аргументы на португало-английском с некоторыми элементами русской лексики в течение следующих нескольких минут, видимо, прозвучали настолько  убедительно, что в результате мы все-таки взлетели прежним составом, а молодая влюбленная парочка из ЮАР осталась на острове. Но они, похоже, особо и не были против – вряд ли у них были какие-то неотложные дела на континенте, к тому же еще и опоздали на самолет.

Минут через 20 мы благополучно приземлились в аэропорту Мапуто, где нас уже ждал Александр Иванович. Доехав до уютного пивного ресторанчика, мы сделали привал, и рассказали о наших приключениях на острове.

Домой приехали еще засветло, и первое, что мне бросилось в глаза – отсутствие привычного силуэта моего вертикала на крыше. Шторм пронесся и на побережье, и хлипкая, уже многократно ремонтированная мной конструкция не устояла и на этот раз. Наскоро поужинав, я вооружился лестницей, фонариком и прочими ремонтными аксессуарами и в N-ный раз полез на чердак. С трудом выудив с крыши через отверстие в черепице остатки пластиковых руин, которые когда-то были секциями семиметровых удилищ, и собрав в кучу их собратьев, валяющихся на чердаке, я начал пытаться слепить из всего этого 8 метров чего-то, что могло бы еще простоять двое суток. Это напоминало детский конструктор, основные детали которого давно утеряны, но собрать что-то путёвое  все равно хочется? Часа через два это «что-то» все же было собрано, установлено, а я в очередной раз, теперь уже последний в этой поездке, расставлял на столе элементы рабочего места.

Предпоследнюю ночь в Мозамбике я провел с хорошим рэйтом на 40, проведя более 300 связей. Американцы звали еще около 45 минут после санрайза, до кровати я добрался уже после 6 утра. Днем мы с кумом занимались упаковкой вещей, оставив на последний момент только ноутбук, трансивер, усилитель, соединительные кабеля и полотно вертикала с трапами – удочки, точнее, то что от них осталось, наверное, до сих пор разбросаны на Серегином чердаке. Часам к пяти вечера мы в основном закончили, и я сделал короткую вылазку на 20м – длинная не получилась, поскольку Серега настаивал на «отвальной», и мы вскоре переместились в «Профессоро». Мы провели немало времени под сенью этого гостеприимного заведения, и мне было немного грустно прощаться с ним, как и со всем Мозамбиком… После некоторого количества тостов за равное количество взлетов и посадок на обратном пути, Серега отправился спать, а я – в последнее ночное дежурство за трансивером.

Мне оставалось около 200 связей до круглой отметки 4000, и я был твердо намерен «добить» их в последнюю ночь. С другой стороны, нужно было хоть немного поспать, так как с утра еще нужно разбирать антенну, упаковывать аппаратуру и по возможности не заснуть в аэропорту на паспортном контроле. Я решил отработать японский пик на 40, потом немного первых американцев, и лечь спать, чтобы проснуться уже перед восходом. Таким образом, получалось поспать часа три и использовать время максимально эффективно, поскольку глубокой ночью на сороковке всегда наблюдался спад прохождения. План был успешно воплощен в жизнь, мне таки удалось не проспать, и 3–го декабря в 4.12Z я занес в лог последнее QSO с N4CJ. Все! Экспедиция подошла к концу, имея в своем активе чуть более 4000 связей. Теперь оставалось только доехать домой без приключений.

Времени на разборку антенны и упаковку аппаратуры в багаж ушло даже меньше, чем я предполагал, и по дороге в аэропорт мы с Серегой нашли минутку, чтобы заскочить в кафе на утренний аперитив. Фото на память – и вперед, самолет ждать не будет! На регистрации багажа пришлось немного понервничать – нас заставили переупаковать мой чемодан, который при взвешивании потянул на 35 кг. Больше 32 кг место багажа весить не может – запрещено международной конвенцией, поэтому пришлось кое-какие провода и блок питания переложить в ручную кладь. Усилитель на этот раз я вез в чемодане, дабы избежать лишних вопросов на обратном пути, со стороны всяческих служб безопасности.    Распрощавшись с Серегой, я прошел на паспортный контроль – меня ждал суточный перелет назад. На этот раз все прошло без особых неожиданностей, все рейсы были вовремя, и содержимое моей ручной клади никого ни разу не заинтересовало. В самолете Амстердам – Киев я впервые за последние три с лишним недели увидел украинские газеты – они пестрели заголовками на тему кризиса, падения гривны относительно доллара и прочими ужасами. Ну что же – добро пожаловать домой!

В Киеве настоящая зима – снег, метель и около минус пяти. С получением багажа и таможней проблем не возникло, и вот я уже жму руку Алексея UT5UY, который приехал меня встретить. Леша вручает мне билеты на «Автолюкс» Борисполь-Харьков (MNI TNX!), и после короткого обмена впечатлениями уезжает – все же рабочий день, и отпросился он ненадолго. Еще немного, и я уже сижу в кресле автобуса, преодолевая последние 500 км и 7 часов на пути домой.

 


ЭПИЛОГ

Уютно развалившись в кресле «Автолюкса» и попивая кофе, я невольно стал анализировать по горячим следам свою поездку, сам себе ставя оценки по подготовке, организации, и, собственно, работе в экспедиции – и сформулировал следующие выводы.

1.    Организация - на «троечку». В принципе все нормально – билеты взял, с кумом договорился, лицензию заранее получил, аппаратуру подготовил, сайт нарисовали, но… слишком многое оставил «на потом» - решать пришлось на месте, отсюда потеря времени, нервозность, и прочий негатив. С Инйакой надо было решать еще в Харькове, чтобы избежать финансовых неожиданностей и проволочек с лицензией, да и сделать заранее анонс можно было – тогда и в контесте бы было проще работать. Но для первого раза и то хорошо – могло быть гораздо хуже.

2.    Работа в эфире – удовлетворительно. Наверное, эту ошибку совершают многие начинающие – пытаются объять необъятное. Я рассчитывал на цифру 7000 связей, но упустил из виду, что я один, и нужно будет все делать самому – антенны ставить и восстанавливать, аппаратуру чинить, в эфире работать и еще периодически отвлекаться на знакомство со страной и общение с окружающими. К тому же я взвалил на себя обязательство быть активным на 160 метров – в результате несколько ночей просто пропали, плюс постоянный ремонт бевериджа… В результате огромный недобор на остальных диапазонах, но в тоже время несколько десятков счастливых обладателей new one на ТВ. Попытка вылазки на 160 с Инйаки – может и стоило, но в результате сам контест был отработан кое-как… В общем, приоритеты надо ставить четко, и руководствоваться своими возможностями, а не желаниями.

3.    Антенны – удовлетворительно. Конечно, спайдербимовская удочка 18м – чудо техники. Но тому, кто всерьез задумывается куда-то ехать, я посоветую хоть раз её поставить в домашних условиях, а еще лучше собрать в точности ту конструкцию, которая будет ставиться в экспедиции. Моя мысль собрать шлейфовый вертикал с треугольником наверху, описанный DL2KQ, но для 160м на такой мачте оказалась почти нереальной. Я потерял кучу времени, получил какой-то результат, но все можно было сделать гораздо проще. Тоже самое могу сказать и о просчетах с конструкцией согласующего устройства – попробуй я поставить и проверить экспедиционный комплект в Харькове, я бы избежал нервотрепки в Мозамбике. В общем, теория без практики в таких случаях мертвее некуда? И еще – без прибора АА-200 или подобного в экспедиции делать нечего, даже если вы едете с готовым изделием типа R7. Свою неудачу вы будете объяснять отсутствием прохождения, а на самом деле будет иметь место рассогласование и излучения кабеля, например. Траповый вертикал в очередной раз доказал свою работоспособность, однако берите с собой побольше запасных удочек…

4.    Аппаратура – отлично! Мой бестрансформаторный усилок, названный с легкой руки UT7XX «чудом с моторчиком» отработал без единой поломки. Габариты и вес позволили взять его в ручную кладь, и несмотря на интерес со стороны секьюрити разных аэропортов он был благополучно доставлен к месту назначения. Любая другая конструкция просто не могла быть провезена из-за лимита по весу багажа без дополнительных доплат, что существенно увеличило бы бюджет экспедиции. Однако со временем, в следующих мини-экспедициях недостаток все же выявился – видимо, из-за «старения» электролитов в умножителе начинаются проблемы – выходят из строя диоды, и сами емкости также иногда разгерметизируются и вытекают. Выход – периодическая замена емкостей. Трансивер FT100D также оказался на уровне – габариты и вес также идеально подходят для малобюджетных экспедиций, отстёгивающаяся передняя панель делает его похожим на обычную автомагнитолу, что резко снижает интерес со стороны таможни. Излишняя чувствительность, характерная для всех аппаратов, предназначенных для использования с автомобильными антеннами тоже оборачивается плюсом – при приеме даже на небольшой беверидж уровня хватает, и отпадает необходимость использовать дополнительный предусилитель. Недостаточный динамический диапазон по входу в DX -location не ощущается – здесь нет близкорасположенных станций, которые будут «щелкать» по диапазону даже при расстройке 20-30 кГц. Отключаемая DSP – тоже важный момент, при очень интенсивном пайлапе DSP сливает все зовущие станции в один моноблок, и её лучше отключать, наличие опционного кварцевого фильтра 270 Гц позволяет работать в среднем пайлапе вообще без DSP. Такой возможности нет, скажем, в известном всем PRO3 – аппарат более высокого класса и ценовой категории – а для экспедиций не годится…   

Вот и все… Мечта сбылась, я почувствовал, как это – быть «на той стороне» пайлапа, побывал в Южной Африке, увидел Южный Крест, насмотрелся всякой экзотики… Конец истории? Скорее, начало следующей – приближаясь к Харькову и смотря на заснеженную дорогу, я уже точно знал, что наступит день – и я опять сяду в самолет, чтобы следующие несколько недель провести где-то на другом краю земли, борясь с высоким КСВ, сном, собственной ленью, и в конце концов одержать очередную победу над самим собой…

Last Updated on Wednesday, 04 November 2009 21:56  

South America story by US5ETV

admin | 1 December 2015

News image

Рассказ Кости, US5ETV, о путешествии в компании Владимира, UA4WHX, и И...

CQ World-Wide CW Contest 2015

admin | 26 November 2015

News image

Call: UW7LL Entry: SINGLE-OP-ASSISTED 15m HIGH Equip...

CQ World-Wide SSB Contest 2015

admin | 26 October 2015

News image

Call: UW7LL Entry: SINGLE-OP-ASSISTED ALL HIGHRadio's: SO...

Moldova-Transnistria Story by Con US5ETV

admin | 6 January 2015

News image

Here is a short article about the vacation-type mini-dxexpedition to M...

CQ World-Wide SSB Contest 2014

admin | 27 October 2014

News image

Call: UW7LL Entry: SINGLE-OP-ASSISTED ALL HIGHRadio's: SO...

CQ WPX SSB Contest 2014

admin | 31 March 2014

News image

CQ WPX SSB Contest 2014 Call: UW7LLEntry: SINGLE-OP-ASSIS...

CQ World-Wide SSB Contest 2013

admin | 28 October 2013

News image

Call: UW7LLEntry: SINGLE-OP-ASSISTED ALL HIGHRadio's: SO2R Неск...

Получена плакетка за RDXC-2012

admin | 14 July 2013

News image

На днях была получена плакетка за Russian DX Contest 2012 - ET3AA (op'...

CQ WPX SSB Contest 2013

admin | 5 April 2013

News image

CQ WPX SSB Contest 2013 Call: UW7LLEntry: SINGLE-OP-ASSISTED ALL H...

CQ World-Wide SSB Contest 2012

admin | 30 October 2012

News image

CQ World-Wide SSB Contest 2012Call: US7LEntry: SINGLE-OP-ASSISTED AL...